Как строят: Выйти сухим: как сегодня строят большие мосты и другие объекты на воде

Выйти сухим: как сегодня строят большие мосты и другие объекты на воде

Возведение мостов, строительство портов или причалов требует проведения сложных инженерных работ в воде. В древности эту проблему решали просто: для строительства люди искали в водоемах мелкие места для или возводили насыпи. Но современные технологии позволяют строителям творить чудеса и работать прямо на дне моря или реки, не замочив, как это принято говорить, ног. 

«Осушить» нужный участок дна на время строительства позволяют коффердамы, которые также называют «кессонами». «Коффердам», что в вольном переводе с голландского означает «сундук», — кораблестроительный термин. Так называют узкий отсек, который разделяет помещения на судне. В строительстве этим словом обозначают временную конструкцию, представляющую собой водонепроницаемый каркас, внутри которого можно проводить работы на дне водоема. Строительство и установка коффердама – долгий, сложный и дорогостоящий процесс.

 


Сначала необходимо собрать сведения об участке, где будут проводить ремонтные или строительные работы, изучить глубину и рельеф дна. Инженеры-подводники, которые работают над такими проектами, учитывают результаты анализа грунта, сезонные колебания температур, силу ледяных и штормовых атак. 

Далее в нужном месте забивают сваи для обеспечения надежной фиксации будущего коффердама, затем его собирают – ведь обычно конструкция кессона состоит из нескольких частей, которые поочередно опускают на дно. Но коффердам может быть и цельным, собранным заранее. Его погруженный в воду каркас крепят к сваям. Затем мощные насосы откачивают из «сундука» воду: в результате на дне водоема остается пустая и сухая внутри «коробка» коффердама, окруженная водой. Можно забираться внутрь нее и производить все необходимые работы – например, по установке опоры моста, по ремонту судна, строительству канала или ликвидации аварии подводного нефтепровода.

 


При всей масштабности и дороговизне чаще всего коффердам — это одноразовое сооружение. После окончания работ его затапливают, а рядом могут соорудить новый – так происходит, например, при строительстве опор моста. Иногда коффердам разбирают и используют на части. Но сегодня появились и надувные коффердамы, которые можно использовать повторно: это самая современная разработка в сфере строительства мостов и плотин. 


Эксперты положительно оценивают перспективы применения коффердамов в будущем. В наше время строительство многих крупных объектов без коффердамов представить уже невозможно.

Как строят опоры для мостов под водой

Любое строительство моста начинается с комплексного геодезического исследования. Инженеры стараются выбирать наиболее узкое место реки или искусственно сокращают расстояние между берегами с помощью насыпи, когда это возможно.

После создания таких насыпей, для беспрепятственного протока воды строителям иногда приходится прибегать к углублению русла реки с помощью земснарядов. Также для возведения опор стараются использовать отмели, которые дополнительно отсыпают грунтом, создавая искусственные острова.

Концевые опоры мостов возводят непосредственно с берегов рек, используя для этого часть суши. А как построить мост, если опоры нужно возвести прямо посреди глубоководной реки?

Такие промежуточные опоры еще называют «быками» и для их строительства существует несколько способов.

Первый способ – осушить место возведения опор с помощью изменения русла реки. Временное русло в зоне строительства опор прокапывают земснарядами и пускают течение реки в обход.

Второй способ – вбить сваи для опор с борта специального понтона или судна.

Фото: lakelanier.com

Для этого в зоне возведения сначала создают водонепроницаемый каркас из специальных шпунтованных листов Ларсена. Профиль этих листов представляет собой жёлоб c закруглёнными краями боковых стенок и в стыках образует сплошную стену, которая герметизирует внутреннюю полость. Затем такой каркас усиливают изнутри, после чего из конструкции откачивают воду и вбивают сваи по контуру.

Фото: скриншот Youtube

После погружения на необходимую глубину сваи сверху «распушивают», а затем обвязывают с помощью ростверка – решетчатой части, объединяющая верхнюю часть свайного фундамента.

Фото: скриншот Youtube

Впоследствии конструкция заливается бетоном, образуя монолитную глыбу, а уже затем сверху возводятся железобетонные опоры.

И наконец, третий способ – возведение опор с помощью закрытых (подводных) кессонов. Такой способ устройства оснований называют также пневматическим.

Закрытый кессон — устройство для образования рабочей камеры без воды.

Представляет из себя закрытую конструкцию без дна, которая погружается в воду под собственным весом или с помощью балластных грузов. В ее внутреннее пространство через специальные шлюзы подается сжатый воздух, под действием которого внутри кессона образуется так называемый «воздушный колокол», в котором строители могут свободно перемещаться.

Фото: wikimedia / Kirill Borisenko / CC BY-SA 4. 0

С помощью закрытых кессонов проводилось строительство опор для Бруклинского моста. Именно в то время строители внутри кессонов начали испытывать симптомы заболевания, позднее получившего название «Кессонная болезнь».

В кессонах имеются специальные шлюзы, через которые извлекается грунт и вводятся материалы для бетонирования опор. Подкапывая дно под краями кессона изнутри, строители постепенно углубляют конструкцию до достижения твердого слоя, который может служить надежной подошвой для будущего сооружения.

Это тоже интересно:

Сохранить тепло: как строят дома по энергоэффективным технологиям :: Загород :: РБК Недвижимость

Покупателей жилья все чаще волнует вопросы, связанные не только с эксплуатационными характеристиками жилья, но и с его экологичностью и энергоэффективностью

Наиболее оптимальный дом с точки зрения энергоэффективности

Строительство — одна из самых перспективных отраслей в сфере применения принципов устойчивого развития (ESG). В мире активно развивается так называемое «зеленое» строительство, а технологии с приставкой «эко» все чаще применяются девелоперами при возведении современных жилых объектов, а также офисных и торговых помещений.

В массовом сегменте «зеленые» технологии пока ограничиваются вопросами энергоэффективности, но все больше покупателей начинают обращать внимание на различные экотехнологии. К ним относится строительство энергоэффективных «теплых» домов, которые позволяют лучше сохранять тепло и уменьшить потребление энергии на обогрев дома.

14 октября 2021 года РБК проведет конгресс ESG–(Р)Эволюция. В нем примут участие руководители крупнейших российских и мировых компаний, а также главы ведомств, отвечающих за ESG-повестку. Мероприятие будет первым крупным форумом по ESG в России. Чтобы принять в нем участие, пройдите по ссылке.

Что такое энергопассивный дом

Термином «энергопассивный дом» обозначают жилое строение, теплоэффективность которого с учетом потерь тепла через пол, стены, потолок, двери и окна на 30% выше, чем у стандартных коттеджей. Уже на этапе подготовки проекта энергоэффективного дома следует стремиться к минимальным потерям тепла во всех этих составляющих здания. Так достигается баланс между выгодой в эксплуатации и специальным дополнительным утеплением.

Эксперты в статье:

  • Илья Бузик, руководитель отдела авторского надзора Градостроительного института пространственного моделирования городов «Гипрогорпроект»
  • Станислав Лобанов, директор по маркетингу управления недвижимости компании Millhouse
  • Олег Новосад, директор департамента загородной недвижимости компании «Инком-Недвижимость»

Энергопассивными считаются дома, в которых энергия для поддержания здорового климата в помещении снижена до максимально низкого уровня. Такие здания практически энергонезависимы. Тепловые потери пассивного дома составляют менее 15 кВт час на 1 кв. м в год. При этом, в обычных домах на обогрев тратится до 300 кВт час на 1 кв. м в год, поясняет руководитель отдела авторского надзора Градостроительного института пространственного моделирования городов «Гипрогорпроект» Илья Бузик.

Считается, что энергопассивные дома — самые совершенные с точки зрения комфорта внутреннего климата помещений. При их строительстве применяются современные строительные материалы и конструкции и новейшее инженерное оборудование. «Но у таких домов есть два минуса — высокая себестоимость и очень небольшое число проектировщиков и строителей, которые владеют всеми нужными технологиями. Технологических решений в России пока мало, так как из-за дороговизны этим не занимаются и необходимые компетенции у специалистов отсутствуют», — замечает директор департамента загородной недвижимости компании «Инком-Недвижимость» Олег Новосад.

«Энегропассивный дом предполагает наличие надежной теплоизоляции и системы вентиляции с рекуперацией, продуманное расположение окон и их высокую сопротивляемость температурным воздействиям, воздухонепроницаемость и проектирование без тепловых мостов», — говорит директор по маркетингу управления недвижимости компании Millhouse Станислав Лобанов.

Уже на этапе подготовки проекта энергоэффективного пассивного дома следует стремиться к созданию минимальных потерь тепла сразу во всех этих составляющих здания (Фото: «Инком-Недвижимость»)

Читайте также: Комфортное жилье в России: какие новостройки возводят сегодня девелоперы

Что такое энергопассивный дом

Строительство энергопассивного дома предполагает некоторый план действий еще на стадии проектирования. Нужно учесть использование солнечной энергии, максимальную естественную инсоляцию здания, сделать упор на внутренние источники тепла и рекуперацию. В теплое время года использование кондиционера минимизируется за счет затенения зданий, использования зеленых насаждений в качестве естественного барьера. Так же важно соблюдение принципов зонирования территории, правильной геометрии здания и ориентации по сторонам света.

Особенности строительства

Часто под энергопассивным и экологичным домом подразумеваются здания, построенные из традиционных природных материалов или переработанных отходов — газобетона, дерева, каменя, кирпича, хотя каменные дома холодные, а некоторые современные утеплители не являются природными материалами. В последнее время стали появляться энергопассивные дома из продуктов переработки неорганического мусора — бетона, стекла и металла. В Германии построены заводы по переработке подобных отходов в строительные материалы для энергоэффективных зданий.

Технология пассивного дома предусматривает эффективную теплоизоляцию всех ограждающих поверхностей — не только стен, но и пола, потолка, чердака, подвала и фундамента.

В пассивном доме формируется высокоэффективная наружная теплоизоляция ограждающих поверхностей.

Энергоэффективный дом в Барнауле (Фото: barnaulgp.ru)

Снаружи дом герметичен — окна не должны открываться. Крыша в таких домах, как правило, плоская, с белым покрытием для отражения солнечного света летом. Внутри же напротив, материал должен быть открыт, накапливать и отдавать тепло зимой и сохранять прохладу в летний период.

Вентиляция и проветривание в таких домах осуществляются через рекупиратор (теплообменник), с отводом лишнего тепла. Нагрев воды в зимнее время проводится при помощи теплового насоса, который использует тепло земли и установлен ниже глубины промерзания грунта. В энергопассивных домах часто дополнительно используют солнечные батареи, нагрев воды происходит под воздействием тепла солнца и аккумулированной электроэнергии.

Читайте также: Пандемия задала новые тренды в экостроительстве: что внедряют девелоперы

Главное — герметичность

Хорошо теплоизолированная оболочка здания сохраняет тепло зимой и обеспечивает приятную прохладу летом. «Использование низкоэмиссионных стекол, «теплых» дистанционных рамок и заполнение межстекольного пространства инертными газами (аргоном и криптоном) в стеклопакетах, а также применение многокамерных ПВХ-профилей уменьшает потери тепла через окна. Расположение окон на южном фасаде и сведение их площадей к минимуму на северном также обеспечивает экономию расхода тепла», — говорит Станислав Лобанов.

Пассивные дома должны быть герметичными, чтобы исключить фильтрацию воздуха через наружную оболочку. «Это позволяет увеличить энергоэффективность, минимизировать сквозняки и повреждения плесенью ограждающих конструкций из-за излишней влаги. Проектирование без тепловых мостов способствует равномерному распределению температуры и тоже исключает разрушения из-за влаги. Кроме того, улучшению энергоэффективности дома способствует система вентиляции с рекуперацией тепла», — говорит Илья Бузик.

При строительстве энергоэффективных пассивных домов применяются современные строительные материалы и конструкции и новейшее инженерное оборудование (Фото: «Инком-Недвижимость»)

Илья Бузик, руководитель отдела авторского надзора Градостроительного института пространственного моделирования городов «Гипрогорпроект»:

— В качестве примера можно привести типовой проект энергоэффективного дома со стенами из деревянного бруса сечением 50х150 мм. Его каркас обшит ориентированными стружечными плитами (ОСП) в полтора раза больше по прочности, чем дерево. Пространства между плитами толщиной 150 мм заполнены, например, пожароустойчивым пеноизолом. Каркас стеклянной галереи изготовлен из фасадного алюминиевого профиля, для остекления применено самоочищающееся бактерицидное стекло толщиной 6 мм. Зеркальное покрытие стекла отражает лучи высокого летнего солнца, защищая стены от перегрева, и хорошо пропускает тепло зимнего солнца, которое ходит низко от горизонта.

Читайте также: Застройщики выходят на загородный рынок: кто будет строить частные дома

В России все на начальном этапе

В России комплексный подход к рациональному использованию ресурсов находится на начальном этапе развития. Проекты, сертифицированные по западным экостандартам, только начинают появляться. Например, в Сколково строится жилая, коммерческая и социальная инфраструктура в соответствии с международными стандартами эко сертификации BREEAM, Well и Fitwel.

«Затраты на возведение такого дома часто превышают обычное строительство примерно на 20% и окупаются в течение 10 лет. Пока энергопассивные дома не имеют массового спроса в России. Застройщики неохотно берут на себя ответственность за энергосбережение. Строительство энергосберегающих домов возможно только по инициативе заказчика, будущего собственника домовладения», — отмечает Олег Новосад.

Пассивный дом в Тамбове (Фото: zaggo.ru)

А как у них

  • В Дании расположен комплекс Green Lighthouse. Это административное здание университета Копенгагена. В комплексе размещены учебные центры, конференц-залы и администрация университета. Энергосбережение на 75% обеспечивается дизайнерскими и архитектурными решениями. Здание расположено таким образом, что большая его часть ориентирована на юг, что дает максимально эффективное использование естественного света. Окна и двери комплекса снабжены специальными защитными слоями, которые препятствуют нагреванию помещения в теплое время года. Это решение позволило радикально сократить использование кондиционеров.
  • В Страсбурге совсем недавно появился энергопассивный жилой комплекс Elithis Danube. За счет расположения на южную сторону и максимальную инсоляцию башня способна аккумулировать солнечную энергию, а затем использовать ее для автономного энергообеспечения. Солнечные панели расположены по всему фасаду здания, а система «умный» дом регулирует естественную инсоляцию в помещениях.
  • Самодостаточный солнечный дом Heliotrop находится в немецком Фрайбурге. Именно этот город считается одним из эталонных в мире по части применения «зеленых» технологий. А пригород Фрайбурга — Вобан — это целый район из активных зданий. Его жители также полностью отказались от использования автотранспорта. Уникальность дома Heliotrop в том, что он генерирует энергии в пять раз больше, чем потребляет. Отопление, горячее водоснабжение, электричество — все обеспечивается исключительно за счет солнца.
  • Комплекс Beddington Zero Energy Development построен в округе Саттон в 15 км от Лондона и включает в себя 99 квартир и 1,5 тыс. кв. м офисов. В основном, коммерческие площади здесь занимают архитектурные и строительные компании, в числе которых архбюро Билла Данстера — одного из главных авторов проекта BedZED. Большинство жильцов комплекса работают здесь же. При этом они почти не пользуются автомобилями.
  • Zero Carbon Building (ZCB) находится в Гонконге в районе комплексной застройки Kowloon Bay. Этот проект служит реальным доказательством того, что соответствовать стандартам Triple Zero здания могут и в условиях субтропического климата. Это одно из самых технологичных зданий мира с нулевым уровнем эмиссии углерода. ZCB производит больше энергии, чем потребляет, при этом излишки энергии направляются в энергосистему города.

Читайте также:

Как строят ТЭЦ — Как это сделано, как это работает, как это устроено — LiveJournal

Когда меня пригласили на официальное открытие строительства Затонской ТЭЦ в Уфе, я подумал, «что может быть интересного в таком мероприятии?» ТЭЦ еще не запущена, все в стадии строительства, невозможно увидеть как работает электростанция и как устроены агрегаты. Однако я ошибался. На стадии строительства можно увидеть те моменты, которые точно не повторятся после запуска ТЭЦ на рабочую мощность. Например увидеть небо изнутри градирни или как бросают в раствор свои часы руководители станции и первые лица Башкирии.

Сегодня в kak_eto_sdelano репортаж о том, как начинают строительство тепловой электростанции.


Строительство Затонской ТЭЦ началось еще в 2008 году, но в 2010 было остановлено из-за недостатка средств бывшим собственником. Группа «Интер РАО» пришла в Башкирию в 2012 и приступила к реализации проекта по завершению строительства в Уфе Затонской ТЭЦ. На фото ниже можно увидеть компьютерную модель тэц в законченном виде.

Установленная мощность электростанции — 440 МВт. На энергоблоке будет установлено современное парогазовое оборудование российского производства, обладающее высоким КПД, а в качестве основного топлива будет использоваться природный газ. Срок ввода энергоблоков в эксплуатацию — декабрь 2016 года.

Уже отстроено основное здание двух энергоблоков, другие корпуса для работы станции/

Одна почти готовая градирня, вторая градирня в виде металлического каркаса. Высота сооружений около 60 м.

Около машинного зала отдыхают такие громадины, ждут своего часа. Это сетевые подогреватели, с помощью которых тэц будет отапливать строящийся неподалеку район Уфы «Забелье». Вес каждого нагревателя около 31 т..

Трансформатор, который будет установлен за пределами машинного зала.

В зависимости от мощности станции их количество вариьируется. Здесь я обнаружил 4 трансформатора.

Готовый фундамент под газовую турбину с генератором и различное оборудование в коробках. Мощность генератора, который приводится в действие газовой турбиной, составляет 160 МВт. А генератора от паровой — 80 МВт.

Для строителей памятка о том, как нужно правильно подвешивать различные грузы к крану и складировать трубы, лес, металлические и бетонные детали, агрегаты.

Краны так и останутся здесь после того, как закончат монтаж оборудования.

Пока мы осматривали здания и оборудования будущей станции, подошло время официальной части мероприятия, которое посетили глава республики Башкортостан Рустэм Хамитов, председатель правления ПАО «Интер РАО» Борис Ковальчук и генеральный директор Башкирской генерирующей компании Александр Симановский.

Обычно, официальная часть больше интересна журналистам, чем блогерам. Но в этот раз нам сказали, что мы увидим интересную традицию энергетиков — при закладке фундамента принято снимать со своей руки часы, чтобы погрузить их в раствор, который зальют в основание электростанции.

Что и было дружно сделано всеми высокопоставленными гостями мероприятия.

Все остались довольными, особенно зрители, ведь не каждый день получается избавиться от надоевших «патек-филлипа» или «ролекса»)

Остается только надежно прикрыть часы раствором бетона и можно считать, что электростанцию ждет хорошее будущее.

Какие еще традиции при начинании какого-либо дела вы знаете? Поделитесь в комментариях.

Но мы с вами не досмотрели другие помещения станции. На фото один из котлов, смонтированых в период консервации станции.

Паровая турбина и генератор мощностью 80 МВт.

Детали будущей энергоустановки.

Часть газовой турбины.

Градирни, которые мы с вами видели и здание циркуляционных насосов. Здесь будет охлаждаться вода, которая используется для работы станции.

Также ТЭЦ будет иметь два независимых газовых ввода, а пусковая котельная в случае чего может работать на резервном мазуте, которого хватит на 10 дней работы.

Ну и мы не могли не воспользоваться моментом, пока в градирнях не установлено оборудование, чтобы сделать оттуда интересные снимки.

Заглянем сперва сюда.

А теперь сюда.

Ажурное небо, красота!

На этом все, спасибо, что дочитали до конца!

Если у вас есть производство или сервис, о котором вы хотите рассказать нашим читателям, пишите на адрес ([email protected]) и мы сделаем самый лучший репортаж, который увидят тысячи читателей сайта Как это сделано

Отдельные фото из моих репортажей можно смотреть в инстаграме инстаграме.    Жмите на ссылки, подписывайтесь и комментируйте, если вопросы по делу, я всегда отвечаю.

Также на ютюбе выходят мои интереснейшие ролики, поддержите его подпиской, кликнув по этой ссылке — Как это сделано или по этой картинке. Спасибо всем подписавшимся!

Как строят дом

Что мы представляем себе, когда слышим слово «Дом»? Кто-то представляет себе квартиру, кто-то частный дом. Но каждый из нас видит перед собой какое-то сооружение.

Давайте попробуем дать определение. Что же такое дом.

Жилой дом – это архитектурное сооружение, которое удовлетворяет естественные потребности человека в свете и тепле, воздухе и воде, защите и отдыхе, и даже информации. Дом создаёт для человека условия для работы, общения и развлечений.

Все эти характеристики подходят для современного дома, но давайте вернёмся на несколько веков назад и посмотрим, как вообще у людей появилось жилище.

А появилось оно тогда, когда человеку пришлось прятаться от непогоды и диких зверей.

Сначала появились пещеры и гроты.

Эти жилища люди не строили, а просто заселяли природные пещеры. Они не могли удовлетворить всех потребностей человека и поэтому люди стали их обустраивать. Вокруг пещер строились ограды, жилые площадки мостили камнем. Древним людям, которые обитали в горах было намного проще устроить жилище чем тем, кто жил на равнине. Этим людям приходилось сооружать шалаши и землянки.

Активно заниматься строительством жилищ, люди начали тогда, когда изменился климат и стало холоднее. Они строили дома из деревьев и костей крупных животных.

Первые каменные дома появились в девятом тысячелетии до нашей эры. Такие дома были обнаружены при раскопках в Палестине и юго-восточной Анатолии.

Первые дома состояли только из одной комнаты.

В средние века в домах уже было две комнаты: в большом зале все обедали и проводили собрания, а в большой спальне все спали.

В XV и XVI веках появились дома со смежными комнатами. Большинство комнат таких домов, а чаще всего это были дворцы знати, не имели определённого назначения. В каждой комнате было несколько дверей, которые вели в соседние комнаты.

И только в 1597 году в Англии появился проект дома с коридором. В этом доме можно было из каждой комнаты выйти на улицу через общий коридор и затем через общую входную дверь, а не через смежные комнаты.

Сегодня строительство это одна из самых развитых отраслей мировой индустрии. В ней заняты миллионы людей. С каждым годом в строительных технологиях и архитектуре появляется все более новые решения.

По тому как благоустроены дома людей, можно судить об экономическом состоянии страны.

Какие же бывают дома?

Во-первых, они бывают жилые и нежилые.

Кстати, нежилые дома появились в Древней Руси в поселениях, где жили князья. Именно тогда началось разделение построек по своему назначению.

Выделялись церкви, сооружения для хранения пищевых запасов и так далее.

Следующим разделением домов является разделение на одноэтажные и многоэтажные дома.

Ещё дома разделяют на многоквартирные и рассчитанные на одну семью.

Кстати, первые многоквартирные дома появились в Древнем Риме. Называли их Инсулы. В Европе многоквартирные дома начали появляться в середине XVII века. Как правило, это были арендные дома. Стоимость аренды зависела от этажа, на котором располагается квартира: чем выше, тем дешевле.

Из чего же строят дома?

Строят из всевозможных строительных материалов. Из дерева, кирпича, бетона, камня, блоков и так далее.

Давайте разберём основные этапы постройки дома.

Итак, прежде всего, дом задумывается архитектором. Именно он воплощает все задумки на бумаге и делает макет дома.

При проектировании любого здания недостаточно иметь только рисунки, чертежи, схемы, графики и так далее.

На бумаге не проверишь, удобно ли будет жильцам подходить к лифту или нет, удобно ли пользоваться пандусом и так далее. В этом может помочь макетирование. То есть после того, как рисунки нового здания готовы, надо сделать несколько вариантов масштабных моделей. Они позволят лучше представить, как будет выглядеть дом. Конечно, при макетировании большую помощь оказывает компьютер. В специальных программах можно создать много вариантов того или иного здания за короткое время.

Для того, чтобы уменьшить риск ошибок и иметь возможность внести коррективы, делают опытный образец. Он может стать хорошим рекламным ходом, ведь покупатель доверяет таким вещам больше чем фотографиям и рисункам.

Но мало придумать красивый и необычный дом. Важно детально продумать конструкцию дома.

Ведь фантазия может придумать много, но можно ли будет воплотить это в реальность?

Важно не только продумать отопительную систему дома, но рассчитать его прочность, водо- и энергоснабжение, выполнить массу сложных расчётов. Именно этим и занимаются инженеры-строители. Это очень важный этап, ведь помимо собственной массы, построенное здание должно выдерживать ветровую нагрузку и даже возможные колебания при землетрясении.

Итак, проект придуман, просчитан, пришло время основного строительства.

На подготовленном участке начинается сборка деталей будущего дома.

Собирают не только основные элементы, то есть стены, перегородки и этажные перекрытия, но и так называемую начинку дома – это электропроводка, вентиляционные шахты, трубы для воды, сантехнику, газовые или электрические плиты и так далее.

Двери и окна должны соответствовать оконным и дверным проёмам, хорошо открываться и закрываться.

Но пока в этом доме жить всё ещё не очень комфортно. Для большего комфорта и уюта нужна внутренняя отделка. Например, нужно выровнять потолки и стены и покрыть их специальными облицовочными материалами или покрасить.

В ванной комнате нужно покрыть стены водоотталкивающим покрытием и так далее.

Здания строят не только для индивидуальных заказчиков, но и по типовым проектам.

Конечно, сразу сто или двести типовых зданий не производят сразу. Сначала выпускают опытную партию. Отслеживают каждую операцию создания такого здания, испытывают его. Если необходимо, вносят коррективы в конструкцию, в технологию или в проектную документацию.

Только в случае успешного прохождения всех испытаний, проект здания запускают в серийное производство.

После запуска здания в массовое производство начинаются долгосрочные испытания проекта. Как это понимать? Это означает, что по этому проекту должно быть построено большое количество домов и они должны отстоять то количество лет, которое предусмотрено проектом.

Попутно ведётся подсчёт затрат, которые нужны на ремонт и эксплуатацию здания, подсчёт аварий и поломок. Если здание многоэтажное, то лифт должен пройти тысячи километров, стены и крыши должны выдерживать мороз, солнце, дождь и снег. Все данные заносятся в таблицы, протоколы и на их основании в конструкцию и технологию изготовления вносят изменения.

Но очень мало людей живут в тех домах, которые они сами построили. Как правило, мы живём в домах, которые нам кто-то построил. Но всегда есть возможность что-то переделать, отремонтировать. Может возникнуть необходимость утеплить окна, двери. На уроках технологии при изучении раздела «Дом, в котором мы живём» мы рассмотрим вопросы эксплуатации и ремонта нашего дома.

А знаете ли вы что дома можно печатать. В Китае смонтировали ряд домов, детали для которых были напечатаны три дэ принтером. Так называемая «Вилла из 3D-принтера» построена из отдельных модулей, которые изготавливаются на фабрике сразу целиком, включая внутреннюю отделку, проводку, водопровод, сантехнику, мебель.

Фрагменты самого дома печатаются из определённого состава, который держится в тайне. Кроме того, дом отличается высокой теплоизоляцией – в нём не жарко летом и не холодно зимой.

Фантазия человека не знает границ. Давайте посмотрим на несколько необычных домов мира.

Этот дом был построен в две тысячи третьем году в городе Сопот Польша. В нем живут известный польский иллюстратор детских книг Ян Марцин Шанцер и шведский художник Пер Дальберг.

А этот дом называется Лесная Спираль.

Расположен он в городе Дармштадт Германия, и в нём сто пять квартир.

Следующий дом можно назвать яичным царством. Это театр-музей Сальвадора Дали, который располагается в городе Фигерас, Каталония, Испания.

Список необычных домов можно продолжать практически бесконечно.

Закончить наш урок хочется цитатой российского писателя Олега Роя: «Иметь собственный дом, удобный и уютный, где можно почувствовать себя защищённым, любимым и счастливым, мечтает любое живое существо».

А о чём мечтаете вы?

Как строили раньше и как строят сейчас?

Эволюция деревянного домостроения. Могут ли современные дома могут стоять вечно?

Не так давно население планеты Земля «сошло с ума» от фастфуда, синтетической одежды, энергетических напитков и искусственных материалов, однако все это слишком серьезно сказалось на здоровье человека, и «бунт искусственных вещей» плавно сменился любовью ко всему натуральному и полезному.

Данная тенденция затронула все сферы жизни общества, начиная от продуктов питания и заканчивая домами, в которых люди проводят половину своей жизни. Первым стройматериалом, который вспомнился представителям «нового поколения», стала древесина (сосна, лиственница, кедр, пихта, ель). Действительно, какой продукт сможет быть более экологически чистым и уютным для строительства собственного дома?

Однако появился ряд вопросов – как нужно строить дом, чтобы он служил верой и правдой долгие годы? Ведь, вспоминая дома, находящиеся в деревнях и занимаемые бабушками и прабабушками, невольно хочется отказаться от этой идеи – черные доски, запах сырости, излишняя влажность – все это едва ли способствует укреплению здоровья.  

Дело совсем не в древесине, а в том, как о ней заботились и как из нее строили. Так давайте рассмотрим основные ошибки, которые совершали наши предки в строительстве и эксплуатации домов.

Как раньше строили дома из дерева? 

Какими технологиями пользовались при строительстве деревянных домов раньше? На этот вопрос сложно дать однозначный ответ – ведь понятие технологии в то время не использовалось. Однако зодчие имели свои секреты, которые помогали возводить качественные конструкции. 

Необходимые инструменты:

Главным инструментом любого зодчего был топор. Категорически запрещалось использовать пилу, так как она рвала деревянные волокна, что делало материал доступным для воды и тем самым ухудшало его потребительские свойства. Гвозди тоже были под запретом, так как ухудшали качество постройки. Действительно, если проследить процесс гниения древесины – первой страдает площадь вокруг гвоздей. 

Основа и крепеж:

Не имея современных технологий, которыми человечество обладает сейчас, строительство деревянного дома было достаточно трудоемким занятием.

Всем известно выражение «срубить избу»; оно связано как с использованием топора —  единственного инструмента при возведении домов, так и с названием основы строительства «сруба» — связанных между собой бревен, образующих четырехугольник. Фундаментом служили большие валуны, что способствовало снижению гниения, а также сохранению тепла.

Типы срубов зависели от бытового назначения той или иной постройки:

1. В режь. Бревна укладывались друг на друга, часто без использования крепежных деталей. Так как постройки данного вида не имели как таковой теплоизоляции и позволяли ветру разгуливать по помещению, они использовались исключительно в хозяйственных целях.

2. В лапу. Окончание каждого бревна счесывалось и крепилось к конструкции. Постройки данного вида выглядели эстетично, так как древесина была подогнана по размерам, бревна не выходили за пределы углов. Однако эстетика сказывалась на качестве, снижалась теплоизоляция и в холодное время года щели пропускали воздух.

3. В обло. Данный вид сруба считался самым надежным. Бревна крепились друг к другу при помощи специальных шипов и выходили за пределы стены, что делало постройку теплой и долговечной. С целью утепления между бревнами плотно укладывался мох, а по окончанию строительства все щели конопатили льняной паклей.  

Кровля:

Как и вся постройка русского зодчего, крыша изготавливалась полностью без гвоздей. При окончании строительства здания, бревна становились меньше и покрывались продольными жердями. С помощью тонких стволов дерева, вставляемых в жерди, осуществлялась поддержка выдолбленного бревна, которое собирало стекающую воду. Поверх всей конструкции выкладывались массивные доски, упирающиеся в подготовленное отверстие в бревне, уделяя особое внимание верхнему стыку досок.

Материалов для покрытия крыши существовало множество, однако они не очень хорошо справлялись с защитными функциями: солома, дранка, дерн с берестой. Самой популярной кровлей был тес (специальные доски).

Строительство деревянного дома в былые времена требовало большого мастерства и терпения. Отсутствие строительных материалов вынуждало пользоваться подручными природными «богатствами», что становилось причиной гниения и требовало постоянной чистки и ухода. Профессиональных уходовых средств также было мало, потому дома имели не такой долгий срок службы, как современные, хотя спустя столько лет, мы может посещать деревянные памятники культуры и только восхищаться каким образом, не имея тех материалов, которые есть у нас, зодчие смогли построить столько замечательных деревянных домов и церквей.

И для сравнения и отслеживания эволюции в деревянном строительстве, давайте рассмотрим порядок и способы строительства современного дома. 

Почему современные деревянные дома будут стоять долгие годы?

Современный мир поражает разнообразием материалов, помогающих построить и грамотно эксплуатировать деревянные дома. Рассмотрим основных «помощников» современных строителей:

Инструменты:

Строительные магазины предлагают огромное количество инструментов, все зависит о того, какие конкретно работы планируется проводить при строительстве, будет ли рисунок, как будут укладываться доски и.т.д. Рабочие используют электропилу (в настоящий момент существует большое количество средств, препятствующих гниению, благодаря чему пила является основным инструментом в работе), что делает процесс подготовки к строительству довольно быстрым. Кроме того, покупая дерево, потребитель получает готовый обтесанный продукт. Из инструментов также пригодятся: ножовка, топор, молоток, гвоздодер, рулетки, уровень, кисти, ломтик.  

Основа и крепеж:

В настоящий момент существует несколько видов фундамента – выбор зависит от типа почвы и от предполагаемой конструкции. Выделяют 3 основных вида:

1. Столбчатые (плотный грунт)

2. Свайный (капризная почва)

3. Ленточный (наиболее плотный)

При современном строительстве применяются различные готовые крепежные детали открытого и закрытого типа, что гарантирует плотную стыковку, а также используя специальные теплоизоляционные покрытия, надежную защиту от сырости и холодов.

Кровля:

Современные крыши обладают высокими качественным характеристиками, имеют функции тепло- и гидроизоляции, шумоизоляции, устойчивы к воздействию окружающей среды и весьма износостойки. Можно выделить наиболее популярные материалы для изготовления кровли:

1. Шифер

2. Ондулин

3. Керамочерепица

4. Наплавляемые материалы

5. Битумная мастика.

Подводя итог, стоит отметить, что несовершенство домов, построенных на Руси, вызвано отсутствием качественных материалов и современных инструментов. Используя специализированные средства и краски, можно не бояться потемнения древесины или возможности гниения. Дом, построенный в соответствие со всеми нормами и требованиями, прослужит не одному поколению хозяев, однако важно помнить, что красота требует постоянного ухода.

«Все новости


24 августа 2018

Как строят дома американцы. | Мастер на все руки

bgp.az

bgp.az

Голливудские фильмы давно сформировали у нас примерный стереотип того как должен выглядеть частный дом средне статистического американца. Во многом именно благодаря подобным стереотипам в головах у наших граждан и рождается общая красочная картина жизни в США. Мы-то их «своей мерой» мерим, а это не совсем правильно, я бы сказал…

Что удивительно, — по данным сайта статистики numbeo.com, средние цены на квадратный метр в американских крупных городах и в столицах бывшего СССР, таких, как Киев и Москва, практически одинаковы!

В данной статье рассмотрим то какие особенности строительства преобладают за океаном и чем они вызваны. Это позволит, возможно, несколько по иному взглянуть на наш с вами подход к постройке собственного дома.

m.yukle.mobi

m.yukle.mobi

— В среднем, площадь частного дома в США составляет 148 квадратных метров.

90% домов в США строятся с подвалом. На цокольном этаже, обычно у них располагается котельная, тренажерный зал, мастерская, комната для отдыха или гараж. Цокольный этаж дает значительную экономию пространства и сверху красуются только гостиная, кухня и спальные комнаты. Средняя высота цоколя где-то 2,4 метра.

maxresdefault

maxresdefault

— Обычно американцы гараж лепят к дому, при этом делается совмещенный проход из гаража в дом. Нашим людям эта идея нравится не всем, возможно от того, что понятие гараж у нас и у жителей Северной Америки несколько различаются. У нас в гараже все, что нужно для того, чтобы чинить машину:) А у них она там просто стоит…странные:)

agschicago

agschicago

— Гаражей, часто, больше одного, — это вызвано скорее крайней необходимостью нежели роскошью. Место работы, школа или торговый центр, часто оказываются на значительном расстоянии от места где стоит частный дом американца.

fineartamerica.com

fineartamerica.com

— Американцы, как ни странно, без крыльца жить не могут, — это у них обязательный атрибут. Гостиная комната у них всегда совмещена с кухней и располагаются они всегда на первом этаже, а в комнате хозяев дома по-любому устанавливается свой отдельный туалет. Вот уж где американский консерватизм себя проявил!

californiaclosets.com

californiaclosets.com

Говоря про американцев, я имею в виду коренных, а не приезжих. Так вот коренные американцы предпочитают делать встроенные шкафы для одежды, вместо отдельно стоящих. Они у них довольно вместительны и просторны. Поместится не один взрослый мужчина, если что:).

— И престижные и дешевые дома в Америке, в большинстве своем, строят по каркасной технологии. Разница в цене получается из трех факторов: местоположение недвижимости, метража оной и внутренней отделки. Поверьте, с первого взгляда, вам было бы трудно определить стоимость дома в Америке, если не учитывать его размеры. С виду не приглядный (по нашим понятиям) коттедж может стоить на самом деле, например, пол миллиона долларов!

— Американцы не так привязываются к месту жительства как мы. Они более меркантильны и если появляется материальная возможность сменить свой район на более престижный, — они это непременно сделают. Возможно именно это сыграло свою роль в такой популяризации каркасного строительства в США.

Лично меня, раньше, всегда удивляли те масштабы разрушений, после разного рода стихийных бедствий, которые освещались в новостных лентах. Я думал, — почему люди, имеющие возможность строить такие большие дома, не могут построить их из более прочных материалов?!
wpr.org

wpr.org

— Таким образом, технологии строительства каркасных домов у них поставлены на твердые и отлаженные «рельсы» и среднее время возведения каркасного дома размером 14 х 14 метров у них занимает где-то 6-7 дней. Ну, а если дом вам должны сдать «под ключ», то вам придется подождать всего 2-3 месяца. Согласитесь, если сравнивать с нашей эпопеей «вечного строительства», которое затягивается, в лучшем случае, на пару лет, то тут они в чем-то правы:) Они платят деньги, чтобы УЖЕ жить в своем доме, а мы экономим для того, чтобы когда-то, если жизненные обстоятельства не подведут, вселится таки в трех этажные хоромы…

Подписывайтесь на канал или ставьте лайк, если информация показалась полезной. Делитесь с друзьями!

Читайте также:

Старинный «дедовский» способ поиска воды на участке.
Узнайте чем можно заменить обычный цемент!
Топинамбур как он есть, который нужно есть!
Как избавиться от ржавчины и других окислов без особых усилий.

Строительные материалы: вот как они изменились

История архитектуры также является историей строительных материалов . Фрэнк Ллойд Райт писал: «Природа материалов, используемых в строительстве, присуща истинной природе каждого хорошего здания, то есть того типа конструкции, который мы называем Архитектурой». Далее он сказал, что дом «прославит материал, из которого он состоит». Изучение древних строительных материалов позволяет нам понять, как далеко продвинулось наше общество, и как критерии выбора этих материалов изменились с течением времени .В настоящее время мы говорим о устойчивости к механическим воздействиям , тепло- и звукоизоляционных свойствах, разрывных нагрузках, устойчивости к старению и так далее, вплоть до оценки огнестойкости строительных материалов, пропускаемости и другие более-менее принципиальные детали.

Но с чего началось все это развитие?

Строительные материалы в древности

В древности единственным доступным строительным материалом было то, что предоставила природа. Когда человечество впервые объединилось в племена, люди, как правило, строили небольшие деревни из простых деревянных хижин, крытых шкурами животных. Еще в период палеолита это были элементарные сооружения, обеспечивающие минимальную защиту от непогоды. В эпоху неолита, по мере ухудшения климатических условий, человек был вынужден эксплуатировать окружающий его основной строительный материал — дерева — разнообразными способами, используя его для постройки более прочных хижин с настоящими крышами, сооружений, поднятых на сваях, из какие следы были обнаружены.Только в конце бронзового века, примерно в третьем тысячелетии до нашей эры, камень начали серьезно рассматривать в качестве строительного материала : мы знаем это по таким сооружениям, как Стоунхендж и, конечно же, по пирамидам, которые были сделаны из чрезвычайно тяжелых блоков гранита.

Строительные материалы, от Древней Греции до эпохи Возрождения

Первое место, где кирпичи использовались в качестве строительного материала , было в Месопотамии, во втором тысячелетии до нашей эры. С тех пор строительных материалов и их характеристики быстро развивались. Обработанный камень стали использовать в паре с металлическими балками и скобами. Все более совершенные методы строительства позволили построить потрясающие города и великолепные храмы в Древней Греции. Сочетание новых технологий с классическими зданиями материалами , величественными виллами и агорами стало образцом для европейской и, в частности, средиземноморской архитектуры.

Римляне пошли еще дальше, представив важный новый строительный материал — бетон — который сделал возможными значительные архитектурные достижения.Наряду с введением бетона римляне положили кирпича в центр искусства каменной кладки; камень использовался больше не как строительный материал, а как облицовка. Кирпичи прошли свою собственную эволюцию на протяжении веков, от первого века до н.э. до широкого использования обожженных кирпичей во времена правления Тиберия . Древесина все еще использовалась, особенно в качестве основного материала для строительства верхних этажей insulae , зданий высотой четыре или пять этажей.

Как известно, в Средневековье камень снова стал основным строительным материалом для важнейших зданий, церквей и замков. В этот период также появилось стекло, новый материал, который с тех пор будет иметь ключевое значение для зданий. Поглощение стекла было ускорено расширяющейся Венецианской республикой.

Ренессанс ознаменовал собой еще одно изменение, когда кирпич вернулся на место вытесненного камня. Кирпич оставался бесспорным строительным материалом на протяжении многих столетий, что привело к созданию уникальных и поистине гениальных работ, таких как купол Флорентийского собора.В эпоху Возрождения штукатурка стала широко использоваться как в качестве архитектурного элемента с защитной, связующей целью, так и в качестве эстетического украшения зданий.

Строительные материалы, от промышленной революции до наших дней

Мы видели, какие строительные материалы использовались в древности и средневековье. Другим важным водоразделом в этой долгой истории была Промышленная Революция , огромный сдвиг парадигмы, который произошел между концом 18 века и началом 19 века.Наряду с кирпичом важным строительным материалом стали металлы , в первую очередь железо и сталь, а также железобетон. самые ранние работы из железа , например знаменитый 1781 Железный мост через реку Северн в Англии, первый в мире, построенный из этого материала, были возведены в восемнадцатом веке.

Эти важные новые разработки в области строительных материалов позволили возводить здания, которые раньше были немыслимы.Учтите, что первых небоскреба были построены в конце 19 века . Первым зданием, достойным этого имени, было Home Insurance Building , построенное в Чикаго в 1885 году по проекту Уильяма Ле Барона Дженни. Высотой 55 метров, он считается первым современным небоскребом . Вскоре мир восхищался Эйфелевой башней, построенной в 1889 году из 18000 кусков железа и примерно пяти миллионов болтов .

Принятие структурных каркасов проложило путь современной архитектуре, сняв все прежние ограничения. Всего через 130 лет после постройки первого небоскреба небоскреб Бурдж-Халифа в Дубае достиг высоты 829 метров, а башня Джидда готова побить этот невероятный рекорд общей высотой 1008 метров.

Современные разработки в области строительных материалов вызвали дополнительные вопросы. Все чаще люди интересуются экологически чистыми строительными материалами , гарантирующими высокий уровень устойчивости, а также самонесущими и сейсмостойкими конструкциями.Для достижения этой цели в последние годы был выдвинут ряд новаторских идей, таких как осмотический цемент , полупрозрачный бетон и даже картон для строительства … В истории строительных материалов все еще есть много захватывающая глава осталось написать!

Как построить то, что прослужит 10 000 лет

В течение последних двух десятилетий я работал в Фонде «Долго сейчас» над созданием монументальных «Часов на 10 000 лет» в качестве символа долгосрочного мышления вместе с компьютерным специалистом Дэнни. Хиллис и команда инженеров.Идея состоит в том, чтобы создать провокацию, достаточно большую как по масштабу, так и по времени, чтобы, столкнувшись с ней, мы должны были задействовать наше долгосрочное будущее. Можно представить, что если на решение такой проблемы, как изменение климата, дается всего пять лет, очень трудно даже понять, с чего начать, потому что временные рамки неразумны. Но если сбросить шкалу на 500 лет, даже невозможное может начать казаться покорным.

Вам также могут понравиться:

Чтобы построить машину, которой 10 000 лет, нужно погрузиться в историю и настоящее, чтобы увидеть, как сохранились артефакты.Хотя мы можем замедлить работу самих часов так, чтобы они тикали столько раз за 10 000 лет, сколько часы тикают за всю жизнь человека, как насчет материалов и местоположения? За последние 20 лет я изучал, как другие структуры и системы сохранились с течением времени, и посетил столько из них, сколько смог. Некоторые памятники были сохранены просто потому, что были потеряны или похоронены, некоторые выжили на виду благодаря своей огромной массе, у других были гораздо более тонкие стратегии.

Немногие объекты или организации, созданные человеком, существуют более нескольких столетий, а тем более тысячелетий.Истории, мифы, религии, несколько институтов, а также некоторые сооружения и артефакты существуют так долго. Большинство из них не были построены с целью исключительного долголетия, а являются случайностями истории. Более поздние разработки, такие как места захоронения ядерных отходов, генеалогические хранилища и хранилища семян, явно рассчитаны на тысячи или даже сотни тысяч лет. Есть ряд уроков, которые мы можем извлечь из прошлого и настоящего, начиная от материаловедения и инженерии и заканчивая идеологией.Я расскажу о некоторых из них, а также обсужу, как они повлияли на нашу работу над 10 000-летними часами.

Потерянные и найденные

Некоторые из самых уникальных и значимых исторических объектов сохранились не намеренно, а благодаря тому, что были потеряны, а затем найдены в подходящий момент. Свитки Мертвого моря, Розеттский камень и Антикитерское устройство никогда бы не дошли до наших дней, если бы не были предварительно утеряны. Антикитерское устройство представляло для меня особый интерес, потому что оно также было своего рода планетарными часами, опережающими свое время на столетия.Он был обнаружен в виде кусков окисленного зубчатого колеса во время кораблекрушения 2000-летней давности недалеко от Антикитеры, Греция.

Подобного устройства той эпохи не найдено. Его мастерство и понимание зубчатых передач и небесных явлений замечательны тем, что многие из идей и механических принципов не будут снова замечены до тех пор, пока Европа не выйдет из темных веков 1300 лет спустя. Кроме того, для создания такого устройства потребовалось бы много итераций, поэтому еще одна загадка заключается в том, что у нас нет других примеров подобных устройств.Ясно, что единственная причина, по которой этот выжил, заключалась в том, что он был утерян. Но даже после того, как его нашли, он десятилетиями томился в хранилище, пока рентгеновские исследования не выявили его истинную сложность и предназначение в качестве работающей астрономической модели.

Как построить дорогу?

Вы когда-нибудь играли с машинками? С ними может быть очень весело мчаться по коридору или по комнате! Вы когда-нибудь выносили свои игрушечные машинки на улицу, чтобы поиграть? Может быть весело строить свои собственные дороги, по которым будут ездить ваши машины.Все, что вам нужно, это камень или игрушечная лопатка, чтобы расчистить путь для ваших автомобилей, которые будут мчаться вниз, как шоссе.

Сделать дороги для игрушечных машинок несложно. Однако дороги для реальных транспортных средств намного сложнее. Здесь задействованы камни и настоящие лопаты, но также требуется немало людей и много специальной техники, чтобы построить настоящую дорогу.

Первым шагом в строительстве дороги является планирование. На этом этапе задействовано много людей, включая инженеров и специалистов по строительству. Они решают, какой тип дороги должен быть сделан и из чего она должна быть сделана.Они делают это, прогнозируя количество и тип трафика, который будет его использовать.

Планирование даже простых дорог может занять месяцы. На строительство сложных дорог, включающих мосты или путепроводы, могут уйти годы. Другие факторы, которые должны учитывать планировщики, включают воздействие на окружающую среду и стоимость дороги. Они также должны думать о безопасности и доступности материалов.

Также часто будут проводиться общественные собрания. Это шанс для всех граждан, обеспокоенных проектом, высказать свое мнение.Государственные структуры, строящие дорогу, также будут запрашивать строительные предложения у подрядчиков. Это помогает им снизить стоимость.

После сравнения предложений и выбора подрядчика можно начинать строительство! В зависимости от размера проекта строительство может занять от нескольких недель до нескольких лет.

Первая часть строительства одна из самых важных: земляные работы. Для создания прочного фундамента для строительства дорог необходимо использовать огромные землеройные машины. Без этого шага любая построенная дорога выйдет из строя задолго до ожидаемого срока службы.

Бульдозеры и грейдеры перемещают грунт, доставленный самосвалами, чтобы создать ровную поверхность. Это поддержит дорогу на долгие годы. Гравий добавляется слоями, и машины перекатывают поверхность, чтобы еще больше ее уплотнить и выровнять. Также на этом раннем этапе устанавливаются водостоки и ливневая канализация. Это помогает дождевой воде стекать с дорожного покрытия и облегчает транспортным средствам передвижение в шторм.

После того, как фундамент готов и проверен, пришло время проложить путь! Наиболее распространенными материалами, используемыми для мощения дорог, являются асфальт и бетон.Такие факторы, как стоимость и объем трафика, будут определять, какой материал будет использоваться.

Асфальт использует вещество на масляной основе, называемое битумом, чтобы заставить песок и щебень слипаться, как клей. После того, как асфальт нагрет примерно до 300°F, его перемещают на строительную площадку. Там строительные бригады распределяют и уплотняют его на уже установленном фундаменте.

В бетоне

также используется песок и щебень, но он скрепляется цементом. Рабочие должны заливать жидкий бетон в специальные стальные формы, называемые формами.По мере высыхания специальная отделочная машина вибрирует, чтобы равномерно уложить, а затем обрезает до нужной высоты.

Чтобы предотвратить появление трещин, рабочие делают надрезы, называемые швами, между бетонными плитами. Эти швы позволяют бетонным плитам расширяться и сжиматься при изменении температуры без разрушения.

Знаете ли вы, сколько труда ушло на строительство дороги? Это настоящий процесс! В конце концов, новая дорога готова к многолетнему движению и эксплуатации.

Стандарты: ГКРА.L.3, CCRA.L.6, CCRA.R.1, CCRA.R.2, CCRA.R.4, CCRA.R.10, CCRA.SL.1, CCRA.SL.2, CCRA. W. 2, CCRA.W.4, CCRA.W.9, CCRA.W.10, CCRA.L.1, CCRA.L.2

Как строилась Венеция? Необыкновенная строительная техника Венеции.

Как построить Метрополис, если строить не на чем?

Как строилась Венеция? Просто глядя на нее, прогуливаясь по узким улочкам и выпивая Spritz в баре, вы можете не задумываться об этом.Но это не что иное, как чудо, что она вообще существует.

Венецианская лагуна вся в грязи. Здесь нет камня, на котором можно было бы строить, даже почвы. Итак, если вы хотите строить каменные дома и дворцы весом в сотни тонн, вы должны следовать гениальной и продуманной стратегии.

Венеция была построена путем вбивания длинных заостренных деревянных шестов; дуб, лиственница или сосна, прямо на морское дно. Уложено два слоя горизонтальной обшивки. Поверх этого они положили слои камня, которые составили основу города. Эта техника древняя, и метод существовал еще во времена Римской империи. Венецианцы просто усовершенствовали и развили его.

Первые поселенцы не использовали эту технику, потому что их дома были намного проще. Они были сделаны из дерева, тростника и глины и были легкими. Они просто построены на существующих островах, на песке. По мере того, как Венеция увеличивала свое значение, ей требовалось больше места. Вот и пришлось строить там, где не было земли, прямо на воде.

А потом дворцы становились тяжелее, и фундамент должен был быть крепче. Все это делало необходимыми сваи и дренаж, чтобы здания не утонули прямо в грязи. Римляне тоже сваяли, но в Венеции сваи должны были быть пригодны для экстремальных условий. Поэтому они постепенно увеличивали длину и количество деревянных шестов.

Твердый пол?

В нескольких метрах под днищем находится слой твердой глины, так называемый Caranto . Это очень мелкозернистый осадок, подвергшийся процессу чрезмерной консолидации в субаэральной среде. Немного технично, но в основном это твердая грязь, и она выдерживает вес лучше, чем мягкая грязь. Итак, если вы можете добраться до Caranto , очевидно, что там сопротивление больше, чем если вы просто свалитесь в верхний слой.

Но здесь нам нужно разрушить старый венецианский строительный миф.

Не то чтобы у нас было твердое, плоское дно из камнеподобной глины, на котором стоят поленницы.Даже многие местные жители твердо верят, что Венеция твердо стоит на Каранто.

Правда в том, что Caranto встречается на разных уровнях. Он может быть как мелким, как два метра, так и глубоким, как более десяти. И это не твердо. Это скорее очень плотный резиноподобный материал, который держит ворс лучше, чем обычная глина.

Инженер-строитель 9-го и 10-го веков начинал со свай и по ходу работы ставил более или менее их по спирали, от периметра внутрь. По сопротивлению он знал, была ли глина твердой или мягкой, и если Карранто был недоступен, он ставил сваи ближе, чтобы выдержать вес. Так как под внешними стенами давление намного больше, именно там он поставил наибольшее количество столбов.

Потому что, должно быть, было очень сложно определить структуру материала на глубине 5 метров до морского дна до начала проекта. Некоторые здания стоят на Карранто, но нет необходимости возводить прочный и прочный фундамент.

Как построить фундамент, способный поддерживать город.

Чтобы подтвердить этот факт, мы просто должны учитывать, что для некоторых крупных зданий в городе, таких как мост Риальто, Базилика делла Салюте и другие, документация довольно полная. По крайней мере финансовое положение, и в записях мы можем найти заказы деревянных столбов, которые делал город. Палок было много видов, каждая со своей номинацией, и они должны были быть в районе 5-6 метров в длину… Некоторые, чуть короче. Уже тот факт, что они были заказаны в определенном размере до начала строительства, показывает, что проект никоим образом не зависел от глубины Caranto, или возможности ее достижения.

Длина шестов также меняется на протяжении веков. Когда Венеция начинала свою деятельность в 800 и 900 годах, некоторые столбы были короче метра или полутора метров. Это, очевидно, снижает устойчивость здания над ними.

Обрушение колокольни Святого Марка.

Когда в одно трагическое июльское утро 1902 года рухнула колокольня Святого Марка, открылась возможность исследовать фундамент одного очень старого здания. Башня неоднократно ремонтировалась и перестраивалась, но фундамент был и частично сохранился в 10 веке.

Они обнаружили, что длина шестов составляла 4 метра. Горизонтальные доски и каменные слои установлены примерно на 3,5 метра. Фундамент почти не пострадал, и обрушение башни произошло не из-за оседания грунта.Древесина минерализовалась и практически превратилась в камень.

Большая часть поленницы в Венеции сегодня относится к 15-16 векам.

Сваебойная машина. Предоставлено Национальным музеем науки и технологий Леонардо да Винчи, Милан.

Так как же они поставили их на место?

Без гидравлических насосов и стальных кранов опускание шестов в грязь, вероятно, было проблемой. И это, вероятно, было одной из причин, почему они были такими короткими в начале.Эта работа в основном выполнялась вручную, по крайней мере, в первые века. Строить большие механические машины было сложно не только потому, что мы живем в ранние дни Средневековья… но и потому, что не было никакой почвы, на которой их можно было бы поставить. Помните, что вначале часто приходилось делать сваи там, где совершенно не на что было опереться.

Метод заключался в том, чтобы просто стоять по одному с каждой стороны вершины шеста, а между ними бить тяжелыми предметами по вершине поленницы.Это была утомительная и опасная работа. Шли годы, они изобретали более тяжелые и автоматизированные машины, которые могли закладывать глубже и быстрее. Но это все равно был труд для тех, у кого не было ни фамилии, ни происхождения, ни образования.

И дело не только в том, что укладка занимала много времени. Весь процесс строительства с осушением и рытьем был опасным и тяжелым трудом. Но время и дешевая рабочая сила не были проблемой в средние века.

Тем не менее, в Венеции нет ни одного здания, стоящего вертикально.Большинство средневековых городов не имеют очень прочного фундамента, но ни один из них не является таким волнистым, как Венеция. Это имеет смысл, если учесть, что на самом деле она плывет по поверхности воды. Если вы едете на пароме из Тронкетто в Лидо и смотрите на колокольни, проезжая по шоссе Canale della Giudecca , , вы заметите, что все они наклонены. Некоторые опасно так.

Как строилась Венеция – плавучий город  Археология — Торчелло

Это фото с раскопок в Торчелло .Фундамент датируется 6 веком, и вы можете увидеть все поленницы, более или менее целые. Это была «фондамента», набережная, и у нее столбов чуть больше, чем у окружающих зданий. Если их оставить на открытом воздухе, они разложатся за очень короткое время.

Поверх свай укладывались два горизонтальных слоя толстой, поперечно сложенной деревянной доски, а сверху кирпичи и камни. Часть фундамента, стоящая против воды канала, сделана из истрийского камня, плотного типа непроницаемого известняка с полуострова Истрия на хорватской стороне, напротив Венеции.

Внешняя стена также имеет коническую форму, чтобы лучше выдерживать вес здания. Истрийский камень простирается от дна канала до самого высокого уровня паводка, чтобы защитить внутреннюю часть земли от прямого контакта с водой.

Итак, почему деревянные сваи не гниют?

Потому что они застряли в грязи. А внутрь ила воздуху доступа нет. Древесина не контактирует с кислородом, и микроорганизмы, осуществляющие разложение, просто не могут работать.Вместо этого минералы от влажности закаляют древесину. Кое-что, что стало очевидным при обрушении колокольни Святого Марка в 1902 году. Древесина под ней была в более или менее идеальном состоянии… через тысячу лет. И они превратились в камень.

любезно предоставлено Эвелиной Энне

На самом деле, было решено оставить первоначальную землю при строительстве новой башни и увеличить сваи вокруг основания на 3100 новых столбов.Центральная часть фундамента под башней простояла более 1000 лет и до сих пор в идеальном состоянии.

То, как была построена Венеция, не что иное, как чудо.

Чудо города, плавающего в лагуне, происходит от сочетания гениального мастерства, естественной среды и тяжелой работы.

Но это не фиксированная техника. На протяжении всей истории Венеция часто вносила коррективы в технику строительства.Одни были улучшениями, другие нет. И исследования продолжаются. Ежедневно изобретаются новые способы строительства и обслуживания дворцов в Венеции. Сегодня у нас больше знаний и более точные инструменты. Но нам не хватает дешевой рабочей силы, и некоторые старые знания теряются. Экономические факторы становятся все более важными. Очень часто это баланс между тем, чтобы делать то, что лучше, и платить меньше всего. Например, чистка каналов. В настоящее время это делается гораздо более дешевым способом, но менее тщательным.

«Венеция» по-прежнему плавает, Кончик ее носа по-прежнему выше ватерлинии, хотя ей грозят проблемы с влажностью, трещины, оседание и все более частые паводки.

Будет ли она все еще здесь через тысячу лет? Я надеюсь, что это так. Но хотя непосредственную проблему с паводком можно было бы решить, пока что воротами шлюза МОСЕ, остается еще одна большая будущая угроза, не имеющая никакого отношения ни к деревянным доскам, ни к истрийскому камню, ни к свае …Угроза, которая пугает и никак не связана только с будущим лагунного города.Повышение уровня моря.

дом

Как создать компанию, которая будет существовать в 2115 году

Джессика Херрин точно помнит, где в библиотеке Стэнфордского университета она сидела, когда проверяла свою электронную почту в тот день весной 1998 года и чуть не упала со стула. В то время она была 24-летней студенткой MBA, и сообщение было от Дейва Уортона, одного из судей конкурса бизнес-планов, в котором она и ее однокурсник участвовали с предложением онлайн-реестра свадебных подарков.— Ты серьезно? — спросил Уортон, ассоциированный партнер крупной венчурной компании Kleiner Perkins Caufield & Byers. «Если да, снимите свою заявку с конкурса и приходите поговорить со мной».

«Если вы в то время были предпринимателем из Силиконовой долины, то получить электронное письмо от Кляйнера Перкинса было все равно, что получить электронное письмо от Бога», — вспоминала она много лет спустя. Она и ее одноклассник приняли предложение Уортона и открыли свой бизнес Della & James при поддержке Кляйнера Перкинса.Два года спустя Della & James объединились с Wedding Channel. Херрин работала в компании до тех пор, пока в 2001 году вместе с мужем не переехала в Техас.

Херрин говорит, что опыт участия в программе Wedding Channel показался ей чрезвычайно поучительным, но отчасти это вызывало у нее дискомфорт. «Я помню, как сидел за столом правления, когда все говорили о выходе на биржу, и думал, что это кажется мне безумием. У нас еще даже не было четкого пути к прибыльности и предсказуемости, но люди были полностью сосредоточены на прибыли.Как работала их бизнес-модель, им нужно было продавать, и они измеряли успех оценкой, которую они получат, когда уйдут. Я верил, что на самом деле вы получите наибольшую отдачу, если сосредоточитесь на преобразовании отрасли, обслуживании клиентов и создании действительно особенного бренда, который будет существовать, а не на попытках перевернуть его». Капитал доминирует в приоритетах Силиконовой долины

Проницательность Херрина представляет собой выбор, с которым предприниматели уже давно сталкиваются: между страстью и прибылью, между созданием компании на века и построением ее для продажи.Некоторые компании — от производителя автомобилей с трехмерной графикой Local Motors в Фениксе до гиганта программного обеспечения SAS Institute стоимостью 3 миллиарда долларов в Кэри, Северная Каролина, — пытались показать, что эта дихотомия ложна. Теперь у таких компаний есть могущественные и богатые покровители в Силиконовой долине и других местах; они утверждают, что путь постоянства может не только принести больше удовлетворения, но и принести вам больше денег.

Следующее дело Херрин, решила она, должно быть больше, чем хорошая коммерческая возможность. «Я подумал:« Чем я увлечен? Если я собирался сделать что-то снова, я хотел быть одухотворенно связан с этим.Я хотела компанию, ориентированную на миссию, которой мне хотелось бы заниматься до самой смерти». Она поняла, что в таком бизнесе не будет места для инвесторов, которым нужен выход. Их внимание неизбежно столкнется с ее. венчурного капитала, руководящим принципом слишком легко может стать «Как нам увеличить цену акций?» против «Как мы изменим мир?» Я сделал это однажды. Я не хотел делать это снова.»

Все это показалось Уортон довольно запутанным, когда она вернулась к нему в 2005 году в поисках стартового капитала.Херрин с трудом сдерживала свой энтузиазм по поводу нового бизнеса, над которым она работала, Luxe Jewels. Он будет разрабатывать ювелирные изделия и продавать их на выставках и домашних вечеринках, а продавцы будут полностью состоять из женщин, привлеченных возможностью заниматься собственным бизнесом. «Какова ваша стратегия выхода?» — спросил Уортон.

«Моя стратегия выхода — выкатиться из офиса на каталке», — сказала она.

«Хорошо. Итак, это бизнес, ориентированный на стиль жизни», — сказал Уортон, который находился в процессе создания собственной венчурной компании Tugboat Ventures.

«Это абсолютно не лайфстайл-бизнес», — ответила она, оскорбленная этим предложением. «Это будет большой международный бизнес, который положительно повлияет на жизнь тысяч женщин-предпринимателей».

В конце концов Уортон вложил часть своих денег, как и другой венчурный капиталист. Понимание заключалось в том, что они получат прибыль за счет распределения прибыли, а не от продажи своих акций. В течение следующих пяти лет они наблюдали, как выручка компании, переименованной в Stella & Dot, стремительно росла, достигнув 104 миллионов долларов в 2010 году и заняв первое место в мире. 67 место в списке Inc. 500 самых быстрорастущих частных компаний Америки. Еще через два года годовой объем продаж снова удвоился. Успех компании был настолько драматичен, что в 2011 году Sequoia Capital согласилась инвестировать 37 миллионов долларов в обмен на 10 процентов капитала, а также получать прибыль за счет распределения прибыли и, таким образом, позволяла Херрин продолжать управлять Stella & Dot столько, сколько ей захочется. радикальный уход в бастион венчурного капитала.

Херрин, по сути, является лишь одним из растущего числа технологических предпринимателей или бывших технологических предпринимателей, которые избегают традиционных форм частного капитала, включая венчурный капитал, потому что они не хотят, чтобы их заставляли продавать свои компании в будущее.Том Бильеу — другой. В 2009 году он понял, что ему нужно внести изменения. Его софтверная компания Awareness Technologies стремительно росла, заняв 42-е место в рейтинге Deloitte Technology Fast 500 самых быстрорастущих технологических компаний Северной Америки. «Мы зарабатывали деньги, получали награды, стоя в этом прекрасном конференц-зале с видом на Тихий океан, и я повернулся к своим деловым партнерам и сказал: «Я совершенно несчастен».

начни с того, что собери кучу денег, легко сбиться с пути.

Как и Херрин, он стремился работать в бизнесе, в который верил, и его партнеры думали так же. Их обоюдной страстью были здоровье и фитнес. В течение года после прозрения Бильеу они продали Awareness Technologies и основали новую компанию Quest Nutrition. Его первым продуктом стал протеиновый батончик, разработанный женой одного из партнеров. Продажи взлетели. В 2014 году Quest была признана второй самой быстрорастущей компанией в рейтинге Inc. 5000 с выручкой в ​​2013 году в размере 82,6 миллиона долларов, почти 200 сотрудниками и отсутствием внешнего капитала.Владельцы слишком развлекались, чтобы думать о каких-либо инвестициях, которые потребовали бы выхода. Однако они были готовы взять на себя миноритарного партнера и этой весной продали такую ​​долю частной инвестиционной компании VMG Partners в рамках сделки, которая, как сообщалось, оценила компанию примерно в 900 миллионов долларов.

Или возьмите Джейсона Фрида, основателя компании Basecamp, занимающейся разработкой программного обеспечения для управления проектами (и обозревателя Inc.). «Я не люблю инвесторов, — сказал он на ежегодной конференции GrowCo Inc. в 2014 году.«Когда вы берете деньги, вы, как правило, готовите почву для выхода. В этот момент речь идет о мультипликаторах и математике. Дело не в продукте. Дело не в клиентах. понимание того, что такое бизнес. Бизнес для меня заключается в том, чтобы делать что-то великое, хорошо относиться к своим сотрудникам, хорошо относиться к своим клиентам, добавлять в мир что-то хорошее, чего раньше не было ».

Войдите в Вечнозеленые растения

Мало кто уделял этим вопросам больше времени, чем Дейв Уортон.Он не знал, чего ожидать, когда инвестировал в компанию Херрина, и успех Stella & Dot стал откровением. 42-летний выпускник Стэнфордской школы бизнеса, всю свою трудовую жизнь он провел в Силиконовой долине, в том числе работал в Bain Capital и TPG Capital, а также в Kleiner Perkins, Hewlett-Packard, Netscape и Drugstore. com, из которых он был соучредителем. До своего опыта работы со Stella & Dot он обычно полагал, что стартап нуждается в поддержке венчурного капитала, чтобы быстро вырасти до заметных размеров — ощутимых по стандартам Силиконовой долины, — а компании, финансируемые венчурным капиталом, создаются для того, чтобы продавать, а не длиться.Именно так их покровители получают ликвидность, необходимую им для выплаты своим собственным инвесторам.

Херрин показал Уортону, что по крайней мере один тип стартапа может быстро стать большим без венчурной поддержки — и, следовательно, без необходимости продавать или становиться публичным — и он не мог не задаться вопросом, есть ли другие. В конце лета 2012 года он пришел к ней и спросил, не знает ли она других предпринимателей, разделяющих ее идеи о том, как строить компании на века. Она сказала, что знает около 10 человек, которые сделали бы это, если бы смогли собрать необходимый стартовый капитал.У большинства из них уже были венчурные компании, и они обдумывали, что делать дальше.

Уортон начал встречаться с ними и получать рекомендации от других людей, у которых он должен взять интервью. В течение следующих восьми месяцев он разговаривал с 30-40 предпринимателями, которые либо владели бизнесом, либо намеревались открыть его с явной целью оставаться частными, независимыми и непродаваемыми в течение долгого-долгого времени. К тому времени он привлек партнера, Криса Олдена, соучредителя журнала Red Herring, и они придумали название для таких предприятий: вечнозеленые компании.

Чем больше этих вечнозеленых предпринимателей говорил с Уортоном, тем больше он замечал определенные темы. «Они хотели поговорить о культуре, — говорит он. «Они хотели поговорить о людях и целях и «Почему я строю этот бизнес?» В мире прямых инвестиций предприниматели редко говорят в первую очередь о культуре и людях. Конечно, есть исключения, но обычно они говорят о деньгах, потому что деньги — это цель».

Его реакция на разговоры была столь же интересной.«Мне они начали по-настоящему нравиться. Люди казались очень аутентичными, даже смелыми. Они должны быть самомотивированными, потому что они не получают много положительных отзывов в сообществе. высокая оценка или за то, что их поддержал крупный венчурный капитал. Они не публикуют информацию о своих доходах или прибыльности, и с ними все в порядке. Речь идет не об этих вещах. Вместо этого речь идет о том, «Какой у меня опыт в создании эта компания?»

И была еще одна тема.«Во многих этих разговорах, — продолжает он, — я слышал ужасное одиночество, вроде: «Кто-нибудь еще говорит так, как я говорю? Потому что я ничего о них не слышу». Я абсолютно точно знал, что другие думают о том же, и поэтому предложил встречу в Сан-Вэлли, штат Айдахо, где у меня есть второй дом. чтобы построить один из этих бизнесов, я думал, что пять или шесть человек возьмутся за меня.В итоге их было около 50».

Встреча, позже получившая название «Саммит буксиров», была назначена на октябрь 2013 года. По мере ее приближения она приобретала для Уортон дополнительное значение. «Я хотел, чтобы рынок подтвердил, что здесь действительно что-то есть, и я не просто придумал это в уме, — говорит он. — Если бы эта встреча не прошла хорошо, я не уверен, где бы мы были сегодня».

Но все прошло хорошо. «Я видел из первых уст, что, о боже, объединение этих предпринимателей — очень мощная вещь.Они нужны друг другу. Им нужна поддержка. Они хотят поделиться. Это было невероятно. Я имею в виду, просто наблюдая за доверием, подлинностью, волнением идей, которыми мы делились. Так что пришлось делать второй. Я сказал: «Мы сделаем это через шесть месяцев». Я хочу развить эту энергию».

Он также хотел проверить, не была ли первая вершина случайностью. «Я подумал, может быть, в ней есть магия только потому, что она была первой, — говорит он. — Вторая вершина может провалиться. Я не знал.» Все сомнения, которые у него были, быстро развеялись, когда начался второй саммит на ранчо Кармел Вэлли в Кармеле, Калифорния, в июне 2014 года.«Это было фантастично, просто фантастично — из-за людей», — говорит Уортон. «Мы собрали интересный контент, чтобы зажечь разговор, но давайте проясним: это сделали люди — их связь, их общая цель, их общие ценности».

Успех двух саммитов убедил Уортона и Олдена в том, что пора сделать следующий шаг. В сентябре 2014 года они устроили вечеринку в штаб-квартире Tugboat в Пало-Альто, чтобы отпраздновать запуск Tugboat Institute, членской организации вечнозеленых руководителей.Там они выпустили своего рода манифест, который включал в себя то, что они считали семью определяющими характеристиками вечнозеленых компаний, или «7 P»: цель, настойчивость, люди в первую очередь, частный сектор, прибыль, темп роста и прагматичные инновации. Они также объявили, что институт запустит цифровое издание The Evergreen Journal и что Tugboat Ventures создаст Tugboat Evergreen, сеть инвесторов, заинтересованных в предоставлении «терпеливого, долгосрочного и неконтролирующего капитала для прибыльных и растущих вечнозеленых предприятий».

Не то чтобы Уортон и Олден отказывались от своего прошлого. «Мы хотим предельно ясно заявить, — писали они в своем манифесте, — что мы рассматриваем вечнозеленый путь как альтернативу, а не как замену венчурному и частному капиталу. Путь — и всего лишь один из множества различных подходов к предпринимательству». Тем не менее, их заявление стало доказательством того, что идея «строить на века» прижилась в самом неожиданном месте: в Силиконовой долине.

Конечно, когда-то Кремниевая долина была домом для множества компаний, чьи ценности схожи с теми, которые отстаивает вечнозеленое движение.Их воплощением и образцом для подражания была компания Hewlett-Packard или, по крайней мере, версия HP, существовавшая при жизни Билла Хьюлетта и Дэйва Паккарда. В то время Долина все еще находилась в процессе завоевания своей глобальной репутации места, где происходят технологические инновации, а также становилась центром мира венчурного капитала. С тех пор две субкультуры развивались симбиотически. Однако на этом пути баланс между ними сместился. Сегодня, более чем когда-либо, венчурный капитал играет доминирующую роль в определении нравов Долины.

В какой-то степени вечнозеленое движение представляет собой негативную реакцию на изменения, как может подтвердить Олден. Он был в гуще событий с 1992 года, когда, будучи молодым человеком всего через несколько недель после окончания колледжа, он встретил знатока журналов по имени Тони Перкинс и вместе с третьим партнером запустил Red Herring, которая вскоре зарекомендовала себя как авторитетный летописец технологического бума в Долине. После того, как Red Herring уступила место лопнувшему пузырю доткомов, Олден основал технологическую компанию, которая три года спустя объединилась с другой компанией.Он остался в объединенной компании и стал ее генеральным директором, пока она не объединилась с еще одной компанией в 2010 году.

Чтобы построить компанию на 100 лет, вы должны быть одержимы ценностями, репутацией и продвижением изнутри.

К тому времени он уже сомневался в развивающемся деловом климате Долины. «Предприниматели пристрастились к деньгам, — говорит он. «Их первой мыслью было: «Мне нужно привлечь деньги», а не «Как мне создать продукт, приносящий доход?» Как только они приносят деньги, они должны получить доход для своих инвесторов.Таким образом, они в первую очередь стремятся к росту, а затем к получению прибыли, а это значит, что им в конечном итоге придется продавать. Эта потребность может исказить стратегию и помешать созданию надежных компаний. Вы действительно надеетесь, что кто-то другой купит компанию и придумает, как на ней заработать. Это большое отличие от компаний, которые мы освещали в начале и середине 90-х. У них не было ориентации на выход, как сейчас у компаний».

Олден был хорошо осведомлен об альтернативных подходах к построению бизнеса. Его родители основали и спустя 40 лет до сих пор владеют успешной сетью бутик-отелей.Его младший брат был ее генеральным директором. «Это всегда было моим представлением о том, что такое компания», — сказал он. «Вы управляли им, получали прибыль, увеличивали его и удерживали. Мой вопрос был в том, сможете ли вы совместить такой способ построения бизнеса с динамизмом Силиконовой долины? Я подумал: «Может быть, я могу что-то сделать, чтобы помочь изменить эту динамику. У нас есть эта предпринимательская экосистема, которая очень ориентирована на выход. А не может ли быть еще одна, ориентированная на долгосрочную перспективу? инвестировал в одну из своих предыдущих компаний, и они решили объединить усилия для запуска Института буксиров.С тех пор Олден начал то, что, как он надеется, станет его собственным вечнозеленым бизнесом, Palace Games. Он разрабатывает «уникальные игры и захватывающий опыт», говорит он, например, Great Houdini Escape Room во Дворце изящных искусств в Сан-Франциско.

Навсегда — это долго

С одной стороны, удивительно, что все больше технологических компаний не решили оставаться частными, независимыми и непродаваемыми, превращаясь в гигантов. «На самом деле их должно быть больше, потому что технологические компании могут приносить прибыль быстрее, чем другие предприятия, и приносить денежный поток и богатство для владельцев без необходимости продавать», — говорит Билл Флэгг, другой перешедший технологический предприниматель. Он был президентом и совладельцем RegOnline, компании по организации мероприятий, которая была продана конкуренту в 2007 году. «Технологическая компания может начать с меньшего первоначального капитала, без дебиторской задолженности, без запасов и с огромной валовой прибылью, если вы это сделаете. правильно, — говорит он. «В RegOnline мы получали чистую прибыль от 40 до 50 процентов, и я не думаю, что это необычно. Но вы, вероятно, не сделаете это правильно, если начнете с большой суммы денег. предприниматели хотят денег?Это не для финансирования запасов и дебиторской задолженности, как в других бизнесах.Это для найма людей, которым вы не можете позволить себе платить из доходов. Вы думаете, что они позволят вам расти быстрее. Затем вы продолжаете нанимать сотрудников, опережая доходы, и у вас есть компания, которая постоянно теряет деньги. Они называют это «скоростью выгорания». Таким образом, вам нужно продолжать собирать больше раундов денег, и чем больше вы поднимаете, тем меньше вероятность того, что вы достигнете прибыльности. Если вы хотите разбогатеть, а ваши инвесторы хотят вернуть свои вложения, вы должны их продать.»

Но даже если вы не начнете с крупной суммы денег, вас легко сбить с пути.Флэгг описал синдром в своем блоге:

«1. Создайте компанию, найдите клиентов, наймите сотрудников, начните зарабатывать реальные деньги.

«2. Кто-то обращается по поводу покупки компании.

«3. Влюбиться в идею иметь миллионы в банке. Начать думать о путешествиях по миру, покупке частных островов и никогда больше не работать.

«4. Стать параноиком, что, если я не продам в ближайшее время, я могу облажаться в компании, упустить свой шанс стать № 3 и в конечном итоге вместо этого буду спать на диване моей сестры.»

Фактически, именно так он и основатель RegOnline Аттила Сафари продали свою компанию, к их большому сожалению позже. По оценкам Флэгга, 80 процентов его друзей-предпринимателей попали в ту же ловушку. Это » что заставляет их в конечном итоге продавать великие компании не таким уж великим компаниям, которые затем сводят их с ума (что плохо для клиентов, сотрудников и общества в целом)», — пишет он. «На самом деле, я удивлен судя по тому, сколько моих друзей (добрых 30 с лишним процентов) выкупили компании, которые они продали после того, как те разорились.

Ирония судьбы заключается в том, что предприниматели часто могут заработать больше денег, продолжая вести бизнес, чем на его продаже. продается с 10-кратной прибылью до вычета налогов (высокий коэффициент), а выручка после уплаты налога на прирост капитала инвестируется с годовой доходностью 8 процентов, бывший владелец будет зарабатывать 384 000 долларов в год после уплаты налогов вместо 600 000 долларов, которые она получала. забрать домой перед продажей (см. «Дело об отказе от продажи», стр. 40).

И Флэгг продолжает говорить. После продажи RegOnline он стал партнером в четырех финансируемых клиентами (иначе известных как самоуправляемые) компаниях по разработке программного обеспечения в Колорадо, где он живет. У них нет внешних инвесторов в акционерный капитал, кроме него. Он является миноритарным акционером в трех компаниях, поэтому не ему решать, будут ли они в конечном итоге проданы, но, по крайней мере, на данный момент все владельцы довольны договоренностью. «Если вы органично развиваете компанию, основываясь на том, что могут себе позволить ваши доходы, — пишет он, — вы в конечном итоге окажетесь в гораздо более прибыльной ситуации, в которой находятся мои партнеры.Вместе с четырьмя компаниями мы получили 20 миллионов долларов выручки и 6 миллионов долларов прибыли. Так что есть много богатства, которым можно поделиться».

Очевидный вопрос: почему больше технических предпринимателей не последовали примеру Флэгга? Он задал себе этот вопрос после того, как представил свои идеи примерно 200 предпринимателям на конференции SxSW. что мы живем в мире, полном венчурных капиталистов, частных инвесторов, инвестиционных банкиров, адвокатов, которые любят продвигать «переворачивающие» компании, потому что так они зарабатывают деньги», — пишет он.«И здесь не так много голосов, продвигающих идею удержания и роста компаний на всю жизнь. Я был поражен энергией, которая вырвалась из этой комнаты предпринимателей, чтобы услышать другой, может быть, более полноценный вариант. Так что я пришел к вывод, что Ричард Брэнсон и Уоррен Баффет правы… если компания прибыльна и растет, лучший период владения — это навсегда!»

Опять же, навсегда — это долго. Предприниматели, которые серьезно относятся к построению на века, когда-нибудь столкнутся с гораздо более сложной задачей, чем решение не принимать инвестиции, требующие в конечном итоге продажи бизнеса, — задачей создания компании, которая сможет сохранить свое обаяние и оставаться частной и независимой после основателя. ушел.Немногие компании способны справиться с этим, и практически все они принадлежат либо семье, либо сотрудникам. Некоторые предприниматели сделали это своей явной целью, но они не из Силиконовой долины.

Лишь немногие компании могут сохранить свое обаяние и оставаться частными и независимыми после ухода основателя. Они не в Силиконовой долине.

Один из них — Рич Панико, основатель и генеральный директор компании Integrated Project Management из Берр-Ридж, штат Иллинойс. Сейчас, когда ему чуть за 60, он излучает энергию и целеустремленность, которые восходят к его детству.Сын итальянских иммигрантов, он вырос на южной стороне Чикаго в квартире с холодной водой, которая делила ванную комнату с тремя другими квартирами. Его родители хотели лучшей жизни для своего сына и отправили его в ряд католических школ, где он преуспел. После окончания колледжа со степенью в области технического обслуживания и управления авиационными технологиями он устроился на работу в компанию «Джонсон & Джонсон» и проработал в ней следующие 15 лет.

Там он увлекся профессиональным управлением проектами, относительно новой специальностью, которая еще не была достаточно систематизирована, чтобы называть ее дисциплиной.«Я чувствовал, что профессия и наука управления проектами имеют решающее значение для этой страны, если мы собираемся внедрять, изменять и развиваться в мире, который становится все более и более конкурентоспособным», — говорит Панико. Он процветал в компании «Джонсон энд Джонсон», которая награждала его повышением за повышением. Он решил, что либо станет генеральным директором, либо его уволят. Однако его сердце забилось не от возможности возглавить гигантскую корпорацию. Это был шанс произвести революцию в выбранной им области, основав собственную компанию.

Панико говорит, что его отец научил его тому, что «все, что ты делаешь, ты должен делать до конца», и это было его мышлением, когда он основал IPM в 1988 году. Первым человеком, которого он нанял, была Джоанн Джексон, которая до недавнего времени была финансовым директором. , когда она стала офицером по реализации видения, потому что он хотел иметь потенциального преемника на месте с первого дня. (Теперь линия преемственности уходит вглубь на четыре.) Его заявленной целью было и остается создание компании, которая могла бы существовать более 100 лет. Спросите сегодня сотрудников — даже самых новых сотрудников — о главной цели IPM, и они скажут вам, что она состоит в том, чтобы создать «100-летнюю компанию».Некоторые признают, что они присоединились к IPM из-за этой цели.

Панико и его команда соответствующим образом сформировали культуру IPM, развивая бизнес-практики и процессы, которые теперь глубоко укоренились и стали неотъемлемой частью 140 штатных сотрудников компании и около 95 руководителей проектов. По словам Панико, в основе системы лежат «вечные ценности», которыми руководствуются все, кто там работает, и которые дают новобранцам четкое представление о том, на что они подписываются. Под ценностями он понимает такие вещи, как «честное и этичное поведение, «Бескомпромиссная честность», максимальная гарантия занятости сотрудников, постоянное обеспечение высочайшего качества в отрасли и постоянное совершенствование.Это не просто абстрактные идеалы. Приверженность IPM последнему, например, заложена в ежегодном процессе планирования компании, в который вовлечены все и который начинается с опроса, задающего 15 вопросов, таких как: Что можно улучшить? Верны ли мы своим ценностям? О каких препятствиях нам следует знать?

Одержимость — слово, которое часто встречается, когда Панико говорит о своем подходе к управлению. Он считает, что для создания компании, способной просуществовать 100 и более лет, вы должны быть одержимы ценностями, репутацией, продвижением изнутри, созданием организационной структуры, которая может развиваться с течением времени, определением и документированием методов ведения бизнеса и снова и снова.Эти навязчивые идеи за долгие годы принесли IPM множество наград. Институт Great Place to Work ежегодно признает его одним из лучших рабочих мест для малого и среднего бизнеса в стране. Другие группы отметили его за этичность, взаимодействие с клиентами и превосходный характер. Кроме того, есть Национальная премия качества Малкольма Болдриджа, над которой в настоящее время работает IPM. Панико говорит, что он начал процесс Болдриджа, потому что «я хотел табель успеваемости, основанный на тщательном анализе».

IPM потребуется еще 73 года, чтобы достичь своей цели, и, если это произойдет, Панико не будет рядом, чтобы отпраздновать это достижение.На самом деле, достижение отметки в 100 будет зависеть от других людей, кроме него. Все, что может сделать Панико, — дать достойный шанс на успех тем, кто придет после него. Это означает, среди прочего, передать им культуру, систему управления и организационную структуру, которые рассчитаны на долгосрочную перспективу и не зависят ни от одного человека, и менее всего от Панико.

В этом заключается задача для всех предпринимателей, стремящихся создать частные и независимые компании, вечнозеленые, как секвойи. Если Флэгг, Уортон и другие правы в отношении превосходящей силы и прибыли вечнозеленых растений, мы в конечном итоге должны увидеть их целый лес.

Из октябрьского номера журнала Inc. за октябрь 2015 г.

Как построить маленький городок в Техасе

Из всех вопросов, которые я получаю в Твиттере, наиболее частым является такой: «Как построить город?» Мы хорошо знаем, как это делалось раньше, но за последние один-два века мы забыли, как это делать (лишь несколько примечательных исключений в прошлом веке). На днях меня снова спросили, но на этот раз с набором предпосылок, которые облегчили подход к вопросу. Я анонимизировал все детали, но общая идея осталась: четыре парня (друзья) с деньгами купили достаточно большой участок земли в Техасе и теперь хотят создать безавтомобильный город в масштабе человека, такой, о котором я всегда пишу. о.

В этом тексте я намереваюсь изложить самые грубые базовые предпосылки того, как начать хороший город, что необходимо, чтобы построить что-то антихрупкое и устойчивое по описанному выше сценарию. Я вернусь к этому тексту и отредактирую его, добавлю пункты или обсужу некоторые аспекты глубже в будущих текстах, особенно те моменты, которые вызывают вопросы или разногласия.

Это моя первая опубликованная полная форма. Моя общая идея состоит в том, чтобы писать как можно меньше, но при этом доносить суть. Я мог бы удалить эту первую попытку.

  1. Размер и границы: «Не может быть сада без забора».

Чтобы создать город в масштабе человека, мы сначала определяем, что является хорошим размером, а это просто одна треть квадратного километра, или 82 акра, или 0,13 квадратных мили. 80 акров были верхним пределом для хорошей семейной фермы в средневековой Англии, и это до сих пор размер, при котором работают самые гибкие и эффективные фермы, как современные, так и более старомодные семейные фермы амишей.Он позволяет построить город, до которого невозможно добраться пешком за 15 минут, и обеспечивает комфортное проживание для населения в 3000 человек, что считалось идеальным размером в средневековой Европе: верхний предел эффективности и комфорта, продуктивности и гармонии. : больше — и тесно, меньше — рискуешь остаться без важных профессий и занятий. Несмотря на то, что в предпосылке говорится о городе с населением 600 человек, мы планируем на три столетия вперед максимальное население ок. 3000.

Хороший город (городской) четко определен и отделен от сельской местности (сельский).Пригороду здесь не место. Следовательно, город должен быть так же четко обозначен и определен, как и отдельные семейные участки: сюда, но не дальше. Для этой цели мы разметим землю, которая будет использоваться в качестве стены, приподнятой насыпи, живой изгороди, забора, рва, канала и т. д. Какой-нибудь край, который не пересекается рутинно и рассеянно.

Что касается формы, я рекомендую несколько неправильную овальную форму, почти круглую с одной стороны или форму рисового зерна с другой, по той простой причине, что лучшие города кажутся в какой-то степени овальными.Насколько это возможно, существующая топография должна быть сохранена или даже улучшена. Идеально ровная земля нравится только скучным застройщикам. Итак: бульдозерство запрещено. Существующие деревья следует оставить, а существующие пути оставить на месте (даже если они немного неудобны). Новые дорожки и улицы должны следовать контурам земли. Все историческое (старый кемпинг, древняя могила или остатки старой усадьбы) должно сохраняться, охраняться и почитаться. Истории не хватает в новых разработках, и интересные истории могут быть сотканы вокруг чего-то столь обыденного, как заброшенная старая тележка или колодец.

Овал (слева) и рисовое зерно (японское). Хорошие базовые формы для города.
  1. Вода, энергия, продукты питания и связь: иерархия потребностей городов.

Поскольку помещение находится в Техасе и на неосвоенных землях, я представляю землю более или менее пересохшую, но с короткими и интенсивными ежегодными дождями, которые рискуют затопить всю территорию. Город будет находиться в состоянии постоянной засухи и должен быть готов к внезапным наводнениям. Следовательно, цистерны, резервуары, сбор воды будут иметь жизненно важное значение, и что бы ни было построено, крыши будут собирать воду в частные цистерны или пруды, а все улицы будут направлять ливневые воды в защищенные от перелива цистерны.Для защиты от наводнений и временного хранения воды будет отведена территория размером с два-три футбольных поля за пределами города. В течение большей части года эта земля будет сухой и станет идеальным местом для занятий спортом, барбекю, фестивалей, игровых площадок, ярмарок и рынков.

Такое расположение должно сделать город самодостаточным, по крайней мере, в бытовом водоснабжении. Откачка подземных вод не должна быть вариантом, это просто нецелесообразно в засушливой/полупустынной среде, а техасцы уже знают, как строить и управлять инфраструктурой для сбора воды. Нет необходимости изобретать велосипед и тратить тонны ресурсов на прокладку трубопроводов в дальней воде.

Будет потребность построить каждый дом, оптимизированный для кондиционирования воздуха. Не надо. Все здания должны быть полезными и пригодными для жизни даже при отключении электричества. Следовательно, необходима естественная вентиляция, стратегически спроектированные открывающиеся окна и т. д. Очевидно, вы можете добавить к этому кондиционер (кондиционер), но город ни в коем случае не должен зависеть от кондиционера. Я не думаю, что город может самостоятельно производить необходимую ему энергию (для этого потребуются гораздо более серьезные усилия), но даже если сеть будет отключена, его должно хватить для питания склада продуктов, основного освещения и связи. (Wi-Fi и т.д.). Этого можно достичь с помощью ограниченного количества частных и общественных фотоэлектрических модулей (фотоэлектрических или солнечных батарей). Солнечные нагреватели для горячей воды пригодятся даже техасской зимой, а все дома будут оборудованы каминами, дровяными печами и дымоходами.

Как только вы уберете потребность в отоплении, охлаждении и транспорте из энергетических потребностей города, у вас останется то, что легко будет работать на ограниченном количестве солнечной энергии (и подключенных батарей) в случае сбоя в сети. Это также сэкономит городу и его жителям большие суммы денег даже в ближайшем будущем.

Что касается продовольствия, то город не должен жалеть усилий, чтобы быть самодостаточным. Продукты питания также являются основным экспортным продуктом, особенно высококачественные продукты переработки (экспорт сырья/продуктов питания не является рациональным использованием ресурсов). Он обеспечивает рабочие места и доход и является верным способом привлечь туристов. Для этого не будет газонов, но будет много садов, садов, уличных трав, пасек на крышах и цветов, чтобы кормить населяющих их пчел. Сельская местность («зона огорода»), окружающая город в радиусе одной мили, должна быть отведена более или менее полностью для производства продуктов питания в той или иной форме, и она должна обрабатываться в первую очередь людьми, живущими в городе, на профессиональной основе. или уровень хобби (любой из них хорош: создайте лучшую систему распределения в Техасе!).Второй пояс, это фермерская зона. Здесь я бы порекомендовал, если не удастся найти достаточно фермеров, предложить землю по хорошей цене семьям амишей для ведения сельского хозяйства. 800 акров достаточно для 10 ферм. У них также есть опыт управления фермой в условиях любого энергетического кризиса. Эмпирическое правило заключается в том, что в сельской местности («фермерской зоне») должны проживать только люди, живущие непосредственно за счет земли.

В городе должны быть найдены основные предприятия пищевой промышленности. От переработки кормов и молочных продуктов до переработки мяса.Людей следует поощрять к посадке фруктовых деревьев со шпалерами на каждой подходящей стене, выходящей на юг. Птицу, свиней и кроликов следует содержать не только для получения мяса, яиц, но и для производства высококачественных удобрений для бедной почвы в этом районе. И это касается и гуманизма. С самого начала следует полностью запретить пестициды и химические удобрения. Вода должна обрабатываться органически и как можно более низкотехнологично на месте.

В Сисайде, штат Флорида, был разработан хороший «код-хак» для любого маленького городка: «участок размером 14×14 футов не имеет ограничений по высоте».Это побудит людей строить башни и шпили, которые полезны для содержания летучих мышей и голубей, которые помогут в борьбе с вредителями (голуби также являются непревзойденным источником пищи). Некоторое пространство в самом городе должно быть зарезервировано для производства продуктов питания: голубятни, места для выпаса скота и т. д. Такой маленький город не нуждается в парках, поэтому вместо этого создайте семенные сады (небольшие сады, используемые только для выращивания семян) овощей и трав. Поощряйте людей держать цветы (чтобы помочь производству меда): рассмотрите возможность введения программы, согласно которой каждый квадратный фут площади цветочного горшка дает вам определенный вес меда с государственной или частной пасеки.

В идеале вы хотите построить новый город в районе, где уже есть люди, рядом с большими городами или вдоль «ожерелья» маленьких городов. Это облегчает привлечение горожан, а также делает город менее изолированным, более легко связанным с внешними рынками, туризмом и т. д., но в этом сценарии земля является маргинальной и находится немного далеко от городов и аэропортов. Следовательно, сэкономьте место для удобного и живописного (вы не можете сделать быстро в таких масштабах) железной дороги, канала или речного парома до ближайшего крупного города.Это повысит стоимость самой городской земли, и все, что она производит, будет иметь лучший доступ к рынку (особенно скоропортящиеся продукты). Кроме того, это отличный способ привлечь туристов в город без необходимости предоставления парковки.

Можно строить изолированные города, но шансы на успех настолько малы, что я бы не рекомендовал это делать. Решите с самого начала, где вы хотите возможную железнодорожную станцию, у ворот? Внутри города? Через город? Легко подготовить почву сейчас, а не ждать, пока она вся будет разработана и застроена.

  1. Материалы и гармония.

Все используемые материалы, насколько это возможно, должны быть местного происхождения. В Техасе это означает, что город будет построен из утрамбованной земли, сырцового кирпича, обожженного кирпича или камня. Никакого бетона, винилового сайдинга, обшивки вагонкой (в любом случае, не идеальной в засушливой городской среде), пластика и т. д. Прежде чем что-либо будет построено, необходимо разработать книгу шаблонов для города, в которой должно быть несколько очень простых типов зданий, чтобы новые жители могли легко построить их. и это подходит в любом месте в городе.Цветовой узор будет разработан с использованием доступных на местном уровне земляных тонов и пигментов (если местная геология обеспечивает какой-то странный оттенок зеленого или желтого, это шанс выделить город с самого начала). Официальные или общественные здания должны быть окрашены в определенный цвет, чтобы создать целостный образ города. Я рекомендую ярко-желтые и белые обрезки для этой цели.

  1. Проблема незастроенных и пустырей.

В начале, особенно в городе, рассчитанном на 3000 человек, но вмещающем только 100-600 человек, будет много пустых участков.Ими по-прежнему следует управлять, оградить их стеной или забором с пониманием того, что рано или поздно они будут застроены. Эти «пробелы» могут быть заполнены низкими стенами и содержать сады и детские площадки, пока они не будут проданы или застроены. Быстрорастущие деревья можно выращивать на пустой земле и использовать в качестве энергии или сырья.

Турне в современной Бельгии. Посмотрите на все зеленые насаждения, представьте себе свежий воздух, бодрящий крик петухов по утрам, аромат трав и цветущих садов на ветру раннего лета!
  1. Кто там будет жить?

Очевидно, что город должен будет приносить рабочий доход, поэтому участки будут проданы тому, кто предложит самую высокую цену, но вы также захотите зарезервировать участки для людей, которые важны для самого города. То есть вам нужны такие вещи, как приходской дом, дантист (за исключением отличного места в центре города, чтобы предложить его по низкой цене тому, кто решит заниматься там стоматологией), школьный учитель, клиника, продуктовый магазин (по крайней мере) и т. д. Вашими первыми и наиболее очевидными потенциальными клиентами будут строители, штукатуры, каменщики, бурильщики колодцев, изготовители цистерн, копатели канав, грузчики, плотники, сантехники, стекольщики, электрики, специалисты по Wi-Fi, которые на самом деле строят город, так что вам понадобится предложить им возможность жить там по доступным ценам и по средствам.Позвольте людям, которые вносят свой вклад и имеют шкуру в игре, сделать первый шаг к приобретению земли. Геодезист, обследующий свой дом, будет работать в два раза точнее, плотник, который строит для себя, будет работать в два раза усерднее.

Вы также хотите, чтобы ремесленники и владельцы малого бизнеса переехали в город, и им потребуются рабочие. Все здания должны быть заняты владельцами. Вам не нужен город арендаторов или отсутствующих домовладельцев. Выделите участки для строительства «гостевых домов», гостиниц, небольших отелей или сдаваемой в аренду недвижимости для краткосрочных или долгосрочных посетителей и гостей.Зарезервируйте самые ценные уличные участки для людей, которые хотят управлять магазинами, закусочными и другими предприятиями.

Без автомобилей и бесконечного электричества, протекающего через розетку, это будет на удивление тихий городок. Самый громкий шум, который вы услышите в обычный день, это игра детей или разговор соседей на улице. Так и должно быть.

  1. Строить на краю участка

Участки должны быть небольшими, а все здания выровнены прямо по краю участка с видом на улицу, оставляя задние дворы и внутренние дворы, общие или частные, и обнесенные стеной сады. неиспользуемое пространство.

Все здания в этом акварельном итальянском городке построены к краю участка, и мы можем видеть только передний фасад (и одну из сторон здания в крайнем левом углу). Это экономит нам деньги, потому что нам нужно подумать об украшении только одной стороны или, может быть, двух, в случае небольших скромных таунхаусов. Если мы хотим добавить в дом позже, легко добавить больше комнат сзади, заняв немного места из часто достаточного внутреннего двора или заднего двора.
  1. Личность, окружение и характер.

Даже маленькому городу нужны районы, а районам нужен характер, «цвет» или собственная индивидуальность. Поскольку этот город строят четверо парней, выделите каждому по четверти на их личные прихоти и причуды. Одному парню могут понравиться общественные настенные фонтаны, поэтому он просит всех строителей установить их. Другому может понравиться фиолетовый цвет, поэтому он просит все здания каким-то образом использовать этот цвет для дверей, отделки, цветочных горшков и т. д.Это звучит причудливо, но жизненно важно: большинство людей любят причудливое и ненавидят пресное.

  1. История, основа Миф.

Любому городу нужна история или миф об основании, а если нет, давайте его придумаем. Самый простой способ приспособить новую застройку, город или здание — сделать так, чтобы они выглядели так, как будто они всегда были здесь. Самое новое здание в квартале должно выглядеть как самое старое. В случае с Техасом это означает, что город будет построен в Миссионерском, испанско-колониальном или немецко-колониальном стиле (или их смеси).Он должен выглядеть так, как будто он был основан и заложен в 1667 или 1746 году, а не в 2022 году. Люди будут называть это стилизацией или Диснейленд , но не слушайте их: если вы используете настоящие материалы и цвета, это займет всего несколько минут. лет, чтобы смягчиться и выглядеть так, как будто он всегда был здесь.

  1. Сначала стройте наименее ценные участки.

Не обустраивайте сначала лучшие участки и лучшие места. Сохраните их на потом. В то же время, «временные» магазины и легкие передвижные дома и здания, простые держатели каркасов, могут быть размещены на основных участках, а затем заменены более постоянными постройками по мере необходимости и пожеланий.У вас есть шанс построить причудливые салуны, очаровательное почтовое отделение, ряды магазинов и кафе, которые сделают город интересным местом для посещения без каких-либо обязательств для целых поколений. Если они хороши, сделайте их постоянными, если нет, уберите их, замените, поэкспериментируйте.

То же самое относится и к уличной мебели: фонтанам, скамейкам, поилкам, конюшням и т. д. Создавайте простые и быстрые держатели мест и смотрите, какие из них используются и нравятся: сделайте их постоянными. Те, которые никому не нужны, удаляйте или меняйте или заменяйте.Рим строился не за один день.

Также помните золотое правило благоустройства: при строительстве чего-либо стройте наименее привлекательную часть и улучшайте ее, сохраняя нетронутыми виды более красивых частей.

  1. Общественное пространство.

В Техасе жарко и солнечно, поэтому улицы должны быть относительно узкими, а главные улицы должны иметь крытые переходы или портики (известный пример можно найти в Болонье, или в старой Гаване с ее брезентом, затеняющим улицы, или в старом Сингапуре с его крытыми торговые тротуары).Полезные уличные деревья, конечно, должны быть посажены, как можно больше, при ограничении воды и осадков, с хорошим сочетанием цветущих деревьев, тенистых деревьев, вечнозеленых и фруктовых деревьев, как мужских, так и женских, с упором на полезные местные деревья. Дайте каждому району свою площадь и сделайте входы закрытыми или арочными, а улицы смещенными (т.е. ни одна улица не пересекает другую). К каждому району или даже группе домов должен примыкать нагрудный платок. В самом городе должна быть центральная площадь (даже если она не обязательно должна быть в центре самого города: она может быть и перед одними из главных ворот, или наверху на холме, или внизу в лощине), с какие-то деревья и водные объекты, если это возможно. Вода должна быть доступна в виде фонтанов и кранов, желобов и настенных фонтанов, насколько это возможно, почти везде.

  1. Парадный вход.

Так же, как входная дверь является наиболее важной частью дома или здания в том, как она взаимодействует с соседями и самой улицей, город должен иметь достойный вход. Ворота, или портал, или арка, или улица с фланга, или специальный тротуар и т. д., что-то, что говорит посетителю: «Это наш город, мы здесь живем и гордимся этим!» Вы действительно не можете пройти через вершину здесь.Ворота можно запирать по желанию или открывать в любое время. Она может быть отдельно стоящей или встроенной в дома или само по себе здание

By the City Gate by Frederick Arthur Bridgman (1847-1928)
  1. Как жить без машин.

Самый частый ответ, когда я говорю, что мы должны держать машины подальше от городов, звучит так: «А как насчет экстренных служб?» Наличие единственной машины скорой помощи в городе не является проблемой, и, надеюсь, ее редко можно будет увидеть даже на улицах. То же и с пожарными.Длинных шлангов, мобильных насосов и лестниц вполне достаточно для города, в котором нет домов выше двух-трех этажей. Тем не менее, небольшой лестничный двигатель можно оставить в городе, если это будет сочтено необходимым.

Город без автомобилей более доступен для всех, включая инвалидов, инвалидных колясок и т. д., особенно для двух больших групп людей, которые не могут водить машину даже при самых благоприятных обстоятельствах: пожилых и молодых.

Существует множество способов перемещения товаров и материалов, пианино и стиральных машин, которые не включают в себя фургоны и грузовики (хотя для этих целей могут быть сделаны исключения), грузовые велосипеды, тачки, грузовые рельсы с ручным приводом и т. д.Для жителей, которые временно не могут покинуть свои дома, пешеходный город в масштабе человека является идеальным местом для быстрой и местной службы доставки или просто для благотворительности и «помощи друг другу».

Но где люди будут хранить свои машины? Где-то за чертой города .

  1. В сетку или не в сетку.

У меня есть любимая теория о том, что можно определить, насколько свободен город, по тому, насколько неравномерным является рисунок его улиц.Сетки отлично подходят для управления трафиком, и больше ни для чего. Город с нерегулярным рисунком улиц гораздо очаровательнее. Если вы думаете о городе как о доме, улицы в городе с сеткой — это коридоры, бесполезные для чего-либо, но в городе с нерегулярным рисунком улиц они становятся комнатами или реальными местами. Если у вас грандиозное здание, пусть оно останавливает улицу (в урбанистике это иногда называют «конечным видом» или «направленной улицей»). Если у вас есть несколько красивых фасадов подряд, изогните улицу, чтобы правильно показать их пешеходу (может быть трудно увидеть здание, если вы находитесь рядом с ним на прямой улице или на участке).Подумайте также, всегда ли необходимы улицы. Иногда может быть лучше разделить здания и кварталы на ряды взаимосвязанных карманных квадратов или небольших площадей.

Подумайте, чем может быть хороша улица, кроме пешеходного движения. Достаточно ли узка улица, чтобы укрыться от солнца? Можно ли накрыть южную сторону, чтобы обеспечить место для магазинов или кафе на открытом воздухе? Есть ли удобный угол, чтобы остановиться и починить спущенное колесо или напоить измученного жаждой мула? А как насчет того, когда вы выходите на новую улицу, хорошо ли подготовлена ​​«сцена»? Использует ли каждый поворот и каждый угол свой потенциал, чтобы представить очаровательную или привлекательную сцену?

Я надеюсь дополнить темы, изложенные в этом тексте, а также развить их в Части II: Люди, где я сосредоточусь на том, как настроить все так, чтобы максимизировать шансы того, что органичное, настоящее, честное сообщество, формы.Этот подстек будет некоторое время открыт для бесплатных подписчиков. Я хочу поблагодарить сотрудников Substack, которые любезно связались со мной до и после регистрации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.